Петр Петровский. Риски в гражданском обществе в Беларуси на фоне западных аналогов.

eWjati_FlM0Сегодня существует достаточно большое количество определений гражданского общества, но большинство из них грешит идеалистическими, неосязаемыми формулировками, в результате чего на их основе сложно институализировать и выявить структуры именно гражданского общества. Например, согласно классической схеме Дэвида Истона, гражданское общество выступает как фильтр требований и поддержки общества к политической системе.

Однако согласно западным социологическим школам под гражданским обществом понимается целая конгломерация трех секторов: государственного сектора (институтов государственной власти), коммерческого сектора (институтов, чья деятельность направлена на извлечение прибыли) и некоммерческих организаций (организаций, не имеющих своей основной целью извлечение прибыли). Последние как раз и выступают, согласно критериям западной социологии, как лакмусовая бумага развитости гражданского общества. Третий сектор (НКО), уровень развития его структуры, разнообразие организаций и их участие в социальных лифтах общества, являются факторами, которые влияют на рейтинги государств, индексы их развития. Поэтому в нашем докладе мы сузим понятие гражданское общество к структуре некоммерческих организаций.

В связи с этим мной предлагается рассматривать гражданское общество как конгломерат различных институтов, действия которых направлены на идеологическую, социальную, экспертно-аналитическую, информационно-образовательную деятельность. В большинстве случаев именно деятельность подобных институтов и учитывается при вычислении различными международными структурами развитости «прав» и «свобод» человека и гражданина, плюрализма, свобод и прочих заидеологизированных критериев, включенных при вычислении индексов развития государств и составлении рейтингов.

Начнем с Беларуси. Согласно статьи 36 Конституции Республики Беларусь провозглашено право каждого на свободу объединений.  Министерство юстиций Беларуси предоставляет следующие данные по зарегистрированным НКО. По состоянию на 1 января 2014 года в республике зарегистрировано 15 политических партий, 37 профессиональных союзов, 2521 общественное объединение, из них 231 международное, 694 республиканских и 1596 местных, 31 союз (ассоциация) общественных объединений. Зарегистрировано 1057 партийных организаций, 23193 профсоюзные организации и 38915 организационных структур общественных объединений. Зарегистрировано 145 фондов, из них 14 международных, 5 республиканских и 126 местных.

В 2013 году зарегистрировано 70 новых общественных объединений (2 международных, 11 республиканских и 57 местных), 1 ассоциация общественных объединений, 11 фондов (1 международный и 10 местных).

По сравнению с 2012 годом общее количество зарегистрированных общественных объединений увеличилось на 1,7% (с 2477 на 1 января 2013 года до 2521 на 1 января 2014 года).

Количество зарегистрированных фондов увеличилось на 4,3% (с 139 на 1 января 2013 года до 145 на 1 января 2014 года).

Наблюдается также рост количества зарегистрированных в республике организационных структур политических партий, иных общественных объединений.

Количество зарегистрированных (поставленных на учет) оргструктур политических партий увеличилось на 2,9% (с 1027 на 1 января 2013 года до 1057 на 1 января 2014 года), организационных структур профессиональных союзов увеличилось на 1 % (с 22971 на 1 января 2013 года до 23193 на 1 января 20143 года), количество оргструктур общественных объединений увеличилось на 2,2% (с 38089 на 1 января 2013 года до 38915 на 1 января 2014 года).

Однако подобный формальный подход не выявляет на наш взгляд основных проблемных направлений белорусского гражданского общества. Во-первых, множество видов НКО, функционирующих в социальной и благотворительной сферах, не учитываются западными индексами по развитости гражданского общества, которые напрямую влияют на рейтинги государств. Данные виды организаций хоть и подпадают под классическое понимание организаций гражданского общества, однако мало влияют на политическую ситуацию и в меньшей степени учитываются при индексировании рейтингов государство. Во-вторых, нас должен интересовать тот сегмент НКО, который и формирует общественно-политическую повестку дня, работает с активными гражданами, формирует экспертное сообщество, проводит идеологическую и аналитическую деятельность.

Таким образом, выявим следующие основные функции НКО в общественно-политической сфере:

  1. лоялизация населения по отношению к решениям государства через аккламацию;
  2. идеологически разъяснительная и просветительская деятельность;
  3. «научно-исследовательская» и экспертно-аналитическая деятельность;
  4. публичная дипломатия (использование экспертного сообщества как инструмента внешней политики и создание сети агентов влияния за границей).

Теперь становится понятно, почему международные рейтинговые агентства производят акцент на совершенно иные формы НКО, которые могут становиться агентами влияния и выполнять заказы доноров. Выделим следующие группы подобных организаций:

  1. Правозащитные организации (производят мониторинг выполнения прав человека, оказывают юридическую помощь пострадавшим, формируют рейтинги государств согласно уровню защищенности «прав человека»). В Беларуси данные организации представлены Белорусским Хельсинским комитетом (зарегистрирован), правозащитным центром «Вясна» (незарегистрирован). Как видно, подобные организации являются достаточно политически заонгажированными, получают донорскую помощь из-за рубежа (от таких организаций как Freedom House, Human Rights Watch, Amnesty International и некоторых других).
  2. Аналитические центры (производят анализ, политической и социально-экономической ситуации в государстве и регионе, часто используют инсайдерскую информацию и через аналитические записки могут являться фактором утечки информации, выступать как агенты влияния в создании образа страны через формирование экспертного мнения). В Беларуси можно выделить следующие основные мозговые организации, которые существуют в этой плоскости. Проект Цитадель (Минск, Беларусь) имеет автономное финансирование (в среде членов проекта присутствует достаточное число предпринимателей). Центр по проблемам европейской интеграции (Минск, Беларусь) Юрия Шевцова. BISS (Денис Мельянцов и др.) (Белорусский институт стратегических исследований (Вильнюс, Литва) финансируется западными донорами и структурами. Либеральный клуб (Минск, Беларусь) также финансируется западными донорами, в основном программами восточного партнерства. Главной целью видит создание проевросоюзовского экспертного сообщества. К подобным структурам можно отнести аналитический центр «Стратегия» (Минск, Беларусь), Центр европейских трансформаций (Вильнюс, Литва), НИСЭПИ (Вильнюс, Литва), Центр стратегических и внешнеполитических исследований (Минск, Беларусь) Арсения Сивицкого и некоторые другие. Как видно, источником финансирования большинства из этих организаций выступают внешние доноры, что еще раз демонстрирует зависимость оценок частью белорусского экспертного сообщества от иностранного заказчика.
  3. Политически афилированные фонды и ассоциации, т.е. общественно-политические кластеры, финансирующие целые направления общественно-политической, исследовательской, образовательной, воспитательной, экспертной деятельности. Генеральный секретарь ХДС Отфрид Хеннинг в 1997 г. сформулировал цель политически аффилированных фондов следующим образом: «инжиниринг политических и социальных систем, процессов принятия политических решений и развития политических и социальных институтов». В Беларуси собственные подобные организации отсутствуют в зарегистрированном виде. Однако в их поле работают иностранные аналоги, которые проводят свою деятельность и в Беларуси. Прежде всего, это Белорусская миссия Фонда им. Конрада Аденауэра (Вильнюс, Литва). Они организовывают образование политических и общественных активистов, экспертного сообщества, финансируют некоторые оппозиционные политические силы.

Также следует выделить Белорусскую миссию Фонда им. Фридриха Эберта (Киев, Украина), представительство которого существовало до 2011 г. и в Беларуси. Данный фонд формировал площадки экспертного сообщества, занимался публичной дипломатией.

Особое место занимает Белорусское представительство Фонда им. Генриха Бёлля (Москва, Россия), главной целью которого выступает изучение борьбы политических репрессий, создание общественных инициатив за права гендерного равноправия, права ЛГБТ-сообщества и т.д.

Политически аффилированные фонды в большинстве своем выступают как доноры для белорусских НКО, что позволяет им формировать повестку дня, программу действий своих грантополучателей.

Как видно, политически аффилированные фонды и ассоциации с одной стороны являются наиболее идеологически заонгажированными, но с другой стороны, в Беларуси хоть и косвенно, но действуют только иностранные их формы.

  1. Организации публичной дипломатии, т.е. экспертных платформ и сообществ, деятельность которых направлена на улучшение имиджа, неформальный переговорный процесс, установление контактов между экспертными сообществами различных стран, лоббирование интересов государств. Сегодня в Беларуси на официальной основе действует только Белорусское представительство фонда им. Горчакова. Иные организации проводят подобную деятельность косвенно. Те же Фонды им. Ф. Эберта, Ф. Науманна и другие производят публичную дипломатию через грантовую помощь НКО. В эту же работу включены и дипломатические представительства отдельных стран.
  2. Организации публичного образования, т.е. идеологически и политически выверенного, но неформального получения знаний, умений и навыков. В Беларуси подобные платформы практически все финансируются извне. Это и «Новая Эўропа», и «Фиальта» и «Трэці сектар», и «Арт-сядзіба», и «Беларускі калегіюм», и «Лятучы ўніверсітэт», и др. Последние две структуры связаны с достаточно мощной сетью организаций известных под названием «Консорциум ЕвроБеларусь». Донорами в области публичного образования выступают в основном скандинавские фонды и НКО, которые во многом используют в своей организации принципы левых анархистов (фаланстеры, кооперативные синдикаты и т.д.).

Как видно сетевые структуры НКО в Беларуси в большинстве своем напрямую или косвенно являются агентами внешнего влияния, что не может быть фактором здорового гражданского общества. Для того, чтобы продемонстрировать возможные меры по оздоровлению или переформатированию подобных структур, предлагаю обратиться к мировой практике.

Рассмотрение гражданского общества как системы самоорганизации граждан в ассоциации, является довольно утопичной позицией. Подавляющее большинство западных НКО сформировались сверху и существуют за счет либо государственного бюджета, либо средств ТНК (последнее характерно для Великобритании и США). Для наглядной демонстрации мною предлагается следующая схема рассмотрения гражданского общества в западных странах. Вначале обратим внимание на функционирование ГО в отдельно взятой стране. После определим деятельность НКО этого государства в сфере публичной дипломатии. И закончим рассмотрение ГО международными организациями, особенно имеющими влияние на донорскую помощь НКО в определенных странах, а также проводящими мониторинг и влияющими на индексы рейтингов развития государств.

Для примера возьмем Германию, где система гражданского общества достаточно отлажено работает с момента возникновения ФРГ.

После Второй мировой войны, бундестаг ФРГ Германии принял закон, согласно которому все политические партии, представленные в парламенте имеют право формировать фонды, которые должны способствовать демократии во всем мире, и будет финансироваться за счет германского государства, в соответствии с размером собраний партии. Так сформировались немецкие политические фонды. Любой фонд имеет глубокое идейное содержание таким образом, что способствует продвижению идеологии партии, к которой он принадлежит.

Рисунок 1. Уровни покрытия деятельности фонда.

Рисунок 1. Уровни покрытия деятельности фонда.

Уровни покрытия деятельности фонда выглядит так:

  1. индивидуальный уровень (грантовая помощь и таким образом вовлечение активных граждан в систему государства через партийное образование, прививку «демократических» ценностей»);
  2. социальный уровень (институализация, коррекция и целевая ориентация гражданских инициатив посредством грантовой поддержки приоритетных направлений в различных сферах);
  3. национальный уровень (лоялизация населения к принятым властью решениям путем аккламации, идеологическая работа, прививка общих ценностей и норм путем идеологического просвещения и разъяснения, политического и неформального образования, создания информаицонно-аналитического сопровождения путем формирования экспертного сообщества);
  4. международный уровень (репрезентация национальных интересов в третьих странах путем влияния на их НКО, экспертное сообщество, бюрократию).

Теперь следует обратиться к внутренней структуре самого фондового кластера. Фондовый кластер состоит из центральной штаб-квартиры и нескольких функциональных направлений, которые могут иметь в зависимости от особенностей фонда некоторые различия, но в принципе их можно свести к следующим сегментам:

  1. Идеологический сегмент, который включает

а) различные программы  гражданского образования (институты, музеи, молодежные союзы, группы для трудовых активистов и т.д.), целью которых является идеологическая подготовка актива, лоялизация к принятым решением и донесение населению идеологической позиции;

б) идеологический архив, т.е. хранилище идеологических источников, позволяющее производить идеологическую работу с активом и населением, а также научно-исследователькую работу в сфере идеологии;

в) стипендиальные программы студентам, целью которых является отбор молодых кадров, их идеологическая подготовка и кооптация в структуры власти.

  1. Аналитический сегмент, который занимается непосредственным мониторингом социально-политической ситуации, политическим прогнозированием и проектированием, а также выработкой моделей практик социального инжиниринга для коррекции общественных интересов и подготовки общества к возможным трансформациям. Он состоит из:

а) аналитического центра, который занимается непосредственно всем перечисленным, создает информационное обслуживание принятых решений или использования экспертов для лоббирования определенных решений в заграничных сегментах экспертного и аналитического сообществ;

б) центром политического консалтинга, т.е. полевой подготовкой конкретных политических и управленческих лиц к адекватному поведению и реагированию на те или иные вызовы и риски, а также события;

в) научно-исследовательских грантов и программ фундаментальных научных исследованиях для выработки новых эффективных методов, средств и решений в работе с различными сегментами общества.

  1. Сегмент работы с НКО имеет своей целью распределение финансов между различными НКО через систему грантов с выявлением приоритетов их деятельности, а также возможностью использования грантовых потоков как скрытых форм социального инжиниринга, исходя из интересов государственной политики. Задачи внешней грантовой помощь мы рассмотрим ниже. В этом сегменте бывают две различные формы: а) грантовые программв; б) программы благотворительности.
  2. Международный сегмент охватывает деятельность фонда заграницей. В его структуру входит:

а) публичная дипломатия, т.е. использование неформального переговорного процесса экспертного и бюрократического сообществ различных стран для лоббирования собственных государственных интересов;

б) программы работы с НКО иных стран для обеспечения рычагов давления и управления государства в данных странах;

в) работа с политическими партиями заграницей, в том числе и финансирование их деятельности для обеспечения рычагов прямого давления и вмешательства в государственные дела.

Подробнее эта схема деятельности изображена на рисунке 2.

 

 

Рисунок 2. Внутренняя структура фондового кластера

Рисунок 2. Внутренняя структура фондового кластера

Источник финансирования

Финансирование шести фондов на общую сумму 466 млн. евро (2014 г.) осуществляется по следующей схеме (в миллионах евро):

 

Федеральное министерство Сумма в млн. евро
Федеральное министерство экономического сотрудничества и развития 254,4
Федеральное министерство внутренних дел 116,0
Федеральное министерство окружающей среды 80,7
Федеральное министерство иностранных дел 17,2

 

Эти платежи распределяются между отдельными фондами следующим образом:

 

Фонд Сумма грантовой помощи в млн. евро

Logo_Friedrich_Ebert_Stiftung.svg

Фонд имени Фридриха Эберта

143,9

800px-Logo_Konrad_Adenauer_Stiftung.svg

Фонд имени Конрада Аденауэра

130,0

Logo_Friedrich_Naumann_Stiftung.svg

Фонд имени Фридриха Науманна

49,4
 Heinrich-böll-stiftung-schriftzug.svgФонд имени Генриха Бёлля 49,4

Rosa-Luxemburg-Stiftung_Logo.svg

Фонд имени Розы Люксембург

48,1

800px-Hanns-Seidel-Stiftung-Logo.svg

Фонд имени Ханса Зайделя

47,5

 

Безымянный3Рисунок 3. Структура финансирования общественно-политического сегмента НКО в ФРГ.

 

В 1989 г между фондами была подписана общая декларация» о партнерстве (Фонд Фридриха Эберта, Фонд Фридриха Науманна, Ханс-Зайделя-фонд и Фонд Генриха Бёлля).

Конечно, формально это выглядит очень демократично, однако партии, идеология которых не соответствует определенным западным и либеральным установкам либо распускаются (так было с КПГ, которая прошла в Бундестаг, однако выступаля против либеральных установок ФРГ и поэтому была вскоре запрещена и лишена мест в Бундестаге, или партия Республиканцев, сформированная в 1983 г. в связи с расколом ХСС, которой было запрещено в судебном порядке создавать собственный аффеллированный фонд.

Hans_Böckler_Stiftung_Logo.svgОтдельно следует упомянуть о Фонде Ханса Бёклера, который финансируется в таком же порядке, однако выполняет функцию лоялизации наемных работников и профсоюзных организаций. В академической среде ФРГ существует также Немецкий национальный академический фонд, который также финансируется из федерального и земельных бюджетов и играет роль распределения стипендий и грантов в среде студентов и аспирантов.

Теперь обратимся к  органам, отвечающим за публичную дипломатию в ФРГ. Данной структурой является «Немецкий общественный фонд изучения  внешней политики», который некоторые эксперты прозвали «вспомогательными дипломатическими войсками», «параллельно управляющий внешней политикой». Главной задачей фонда является «содействие политическим, экономическим и социальным интересам Германии» за границей. Фонд по выражению есть «невидимая рука, которая прячется за всякими важными событиями и изменениями в других странах» и играет важную роль в принятии внешнеполитических решений. Фонд имеет при себе мозговой центр, а также сеть организаций, финансируется не только бюджетом, но и Дойче Банком, компанией Бош и др. Роль мозгового центра играет научно-исследовательский институт с 30 штатными сотрудниками, библиотекой и журналом.

DGAP-Logo.svgФонд занимается улучшением и поддержанием имиджа ФРГ на должном уровне, лоббированием социально-экономических, в том числе инвестиционных программ, а также политических интересов ФРГ.

Теперь обратимся к международным правозащитным организациям. Следует выделить три магистральных организации.

Организация Время создания и Цель и формы работы Финансирование Особые случаи
1280px-Amnesty_logo_2008.svgAmnesty International 28 мая 1961 года  Питером Бененсоном «проведение исследований и принятие мер по предотвращению грубых нарушений прав человека, и требование справедливости для тех, чьи права были нарушены». гранты от Департамента по международному развитию Великобритании,  Европейской Комиссии , Государственного департамента США и др. Использование в качестве агента влияния в войне в Родезии правительством Великобритании в 1966-1967 гг. Профессор международного права в университете Иллинойса Фрэнсис Бойл, который был членом совета Amnesty International США в конце/начале 1980-х годов, утверждает, что Amnesty International в США действовала, тесно связанно с  интересами внешней политики США Соединенного Королевства. Бойл приписывает предполагаемые связи между Amnesty International и внешнеполитическими интересами США и Великобритании относительно большого финансового вклада в Amnesty International, который он оценил в 20%.
200px-Hrw_logo.svgХьюман Райтс Вотч Создан в 1978 г. в США для мониторинга выполнения хельсинских соглашений в соц. блоке. В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека, Human Rights Watch (HRW) выступает против нарушения основных прав человека. Это включает в себя требование отмены смертной казни и дискриминацию на основе сексуальной ориентации . HRW выступает за основные права человека, такие как свобода религии и . Фонд открытого общества Джорджа Сороса  является основным донором, что дало $ 100 миллионов из $ 128 млн взносов и грантов, полученных HRW в 2011 финансовом году. HRW была подвергнута критике со стороны национальных правительств, других НПО,  Его основателем и бывшим председателем Робертом Л. Бернштейном   и СМИ. HRW был обвинен критиками в том, что формирует отчеты под влиянием повестки дня внешней политики США, в частности, по отношению к отчетности по Латинской Америке. HRW был обвинен в несправедливой и необъективной отчетности вопросам прав человека в Эритрее и Эфиопии.
Freedom_House_logo

Freedom House

Основан в октябре 1941 г. Элеонорой Рузвельт описывает себя как «ясный голос за демократию и свободу во всем мире». федеральное финансирование госдепом США, от $ 12 млн до $ 20 млн. Freedom House является одной из нескольких организаций, отобранных госдепартаментом США на получение финансирования для «подпольной деятельности» внутри Ирана . В исследовании, ее руководитель Акерман выступает в качестве главного советника, Freedom House ставит свои выводы: “Гораздо чаще, чем обычно понимается, агентом изменений является широкий, ненасильственный фронт гражданского сопротивления — в ​​котором работает такая тактика, как бойкоты, массовые акции протеста, блокады, забастовки и гражданское неповиновение авторитарным правителям и подрывают их источники поддержки, в том числе лояльность своих вооруженных защитников”.

Подобные структуры НКО являются косвенными агентами заказчиков, на что свидетельствует их предвзятые и заонгажированные оценки. Многие государства оказались обеспокоенными этой политикой в сфере НПО. Так в Израиле в противовес создана организация НПО Monitor, главной целью которой является мониторинг и выявление непорядочных НКО, определение заказчиков их лоббистской политики на территории Израиля.

Ngo_monitor_logoКак видно гражданское общество является не формой самоорганизации населения вне зависимости от государства, а, наоборот, представляет собой проявление как социального, так и геополитического инжиниринга со стороны государства и элит. Западные технологии работы по лоялизаци общества, идеологической работе, политическому воспитанию имеют довольно сильные и устойчивые структуры и институты, что позволяет кажущимся внешне плюралистическим демократиям быть на самом деле устойчивыми технократическими системами, имеющими жесткую социально-политическую политику.

В этой связи следует признать, что белорусское гражданское общество, особенно в социально-политическом сегменте, не является самостоятельным, а зависит от внешних доноров, что не может не беспокоить, особенно в сфере инжиниринга экспертного сообщества, научно-исследовательских центров, информационного пространства, а также идеологической работы с наиболее активной частью населения. На наш взгляд Белорусскому государству следует подумать про «белоруссизацию», т.е. эмансипацию белорусского гражданского общества от внешних доноров и создание устойчивых и стабильных его структур для обеспечения его самостоятельного существования, более качественной и тонкой идеологической работы внутри белорусского общества, а также сохранения безопасности в стране. По нашим подсчетам для качественного функционирования самостоятельного белорусского гражданского общества понадобится не более 40 млн. евро. Именно самофинансирование гражданского общество изнутри страны и может стать залогом дальнейшего укрепления суверенитета Республики Беларусь.

Апублікавана ў Артыкулы, Навіны, Палітыка, Палітыка-гаспадарчая лябараторыя,, Рознае, Свабодная акадэмія з тэгамі , , , , , , , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу