Николай Петров. Белорусский социалистический национализм Тимофея Горбунова.

onliner_projects_23 «Белорусский народ в многовековой борьбе с разными

иноземными захватчиками отстаивал свою национальную

независимость, свою культуру, свой язык» [8, с. 33].

Тимофей Горбунов

Сегодня все большее внимание заслуживает процесс становления белорусской нации. Однако в обществе имеются определенные стереотипы, что якобы белорусская нация и белорусский национализм как идеологическое обеспечение формирования белорусской нации, существовали и существуют вне советского и социалистического контекстов. Белорусский национализм в большинстве своем отождествляют с движением “адраджэньня” начала ХХ в., коллаборационизма, либо идеями БНФ конца 1980-х начала 1990-х гг. Большинство исследователей обращают свое внимание на период до или после существования БССР. Период же белорусской советской государственности выступает этаким табуированным и непопулярным этапом, в котором рассмотрение проблемы формирования белорусской нации как минимум нивелируется. В радикальных же случаях некоторые «исследователи» утверждают, что белорусская советская государственность являлась формой «денационализации» белорусов. Подобные выводы на наш взгляд являются как минимум сомнительными. Ведь в БССР были фактически созданы те институты (система образования, научно-исследовательских учреждений, да и, в конце концов, институт самого белорусского государства с собственными символами, органами государственной власти), которые и могли только сформировать белорусскую нацию. Однако данная тематика в отечественной науке не имеет глубоких исследований. Отдельно практически отсутствуют исследования концептуальной составляющей самосознания, которое прививалось белорусам советскими идеологами, и по своей сущности, являлось тем национальным проектом, на основе которого и сформировалась белорусская идентичность советской эпохи.

Также именно в границах БССР сформировалась белорусская идентичность, в рамках которой предлагалася универсальный для всех белорусов ответ на три вопроса:

1. Кто мы?

2. Откуда мы?

3. Что мы хотим получить в будущем?

Таким образом, общий национальный аксиологический аппарат строится на общей идентичности, едином представлении о происхождении, а также общем проекте будущего. Подобное мировоззрение достаточно большого числа жителей, проживающего на одной территории, можно получить лишь при создании соответствующих централизованных органов образования, воспитания и государственного управления, в которых смогли бы быть сформулированными и кодифицироваться в виде учебных программ подобные представления, что в дальнейшем давало им распространиться в среде населения.

В рамках данной статьи обратимся к творчеству одного из центральных идеологов и функционеров советской Беларуси Тимофею Горбунову. Он родился в Витебской губернии в 1904 г. Работал в сферах науки и управления БССР. В 1937 г. Тимофей Горбунов становится начальником Госиздательства БССР, а в 1939 г. — главным редактором газеты “Звязда” — главного правительственного печатного органа страны.

Тимофей Горбунов

Тимофей Горбунов

Во время войны Тимофей Горбунов выступает в роли главного идеолога партизанского движения в Беларуси, а после войны становится секретарем ЦК КПБ.

Позже Горбунов получает должность академика Академии наук БССР, а также председателя Верховного Совета БССР в 1955-1963 гг. и депутата Верховного совета СССР.

Интерес этот белорусский идеолог и историк представляет тем, что некоторые советские однопартийцы считали его творчество «националистическим» [13, с. 487]. Однако, несмотря на это, его идеологические работы являлись одними из самых распространенных пособий для белорусской советской вертикали на протяжении тридцати лет. Через его цензуру проходили исторические, литературные и многие другие работы и произведения. Именно Тимофей Горбунов являлся главным идеологом БССР на протяжении более чем 20 лет.

onliner_projects_36Концепцию белорусской нации Горбунов формирует в классическом духе нации примардиалистского типа. Он обращается к истории, определяет истоки самоназвания «белорусы», их общего происхождения (белорусский национальный миф), а также определяет проект национального будущего.

 Белорусы по Горбунову как самостоятельный народ имеют «тысячелетнюю историю» [8, с. 4]. Еще в первом тысячелетии на территории современной Беларуси бок о бок жили славяне и балты и «между ними происходило культурное взаимопроникновение» [10, с. 3]. Горбунов признает очень близкие связи между латышами, литовцами и белорусами. Он указывает на общий быт, языковое взаимопроникновение, глубокие культурные связи и единый хозяйственный базис организации трех народов. Интересен факт, что Горбунов апеллирует общим для балтов и славян индоевропейским прошлым, что является достаточно редким явлением в среде советских идеологов. Иногда, кажется, что Горбунов вплотную приближается к теории балтского субстрата, позже высказанной другим советским исследователем В. Седовым. Однако, несмотря на постоянное подчеркивание «братства» и единства белорусов и прибалтийских народов, апелляции к общему «индоевропейскому прошлому», Горбунов четко разводит древнерусскую и летто-литовскую народности.

Первым государством белорусов он определяет Полоцкое княжество, которое «в ХІ в. было одним из сильнейших княжеств в Восточной Европе» [8, с. 9]. Статус Полоцкого княжества определяется как самостоятельная часть Киевской Руси. Древнерусское государство выступает как колыбель, где «русские, украинцы и белорусы представляли дружную семью народов» [8, с. 5]. В этой связи Горбунов повторяет за рядом иных советских историков тезис о древнерусском корне трех славянских народов, где существовал единый язык, письменность, культура.

В результате нападения двух врагов, крестоносцев и монголо-татар, единство трех славянских народов было утрачено. Первый удар крестоносцев, как подчеркивает советский идеолог, был нанесен на крепости Полоцкого княжества в Латгалии, которые не удалось отбить. Опять в этот период автор обращает внимание на единство исторической судьбы прибалтийских народов, в частности «латгалов» и белорусов, у которых общей целью становится изгнание немецких крестоносцев из Прибалтики. В дальнейшем объединение белорусов и литовцев выливается в создание «Белорусско-Литовского княжества» [1, с. 60].

Отношение автора к ВКЛ имеет неоднозначный характер. В одних местах Горбунов делает акцент, что ВКЛ – это «Белорусско-Литовское государство», где белорусский язык являлся государственным, имел статус языка дипломатии в Восточной Европе, а белорусская культура развилась до сравнительно высокого уровня. В других местах автор подчеркивает, что «литовские магнаты» являлись захватчиками белорусских земель. Подобная двойственность может объясняться тем, что достаточно острые политические условия, а также господство литовского исторического дискурса в СССР не позволяли открыто высказать свою точку зрения. В большинстве своем Горбунов критикует не литовский элемент в ВКЛ, а феодальную классовую составляющую в виде «магнатов» и «князей».

Причиной формирования ВКЛ выступает «общая опасность со стороны немецких захватчиков с одной стороны и татарских орд – с другой», которые сплотили «Литву и Белую Русь в одно государство, столицей которого был город Вильно» [8, с. 15].

onliner_projects_39Политические и культурные качества ВКЛ Горбуновым воспринимаются позитивно. ВКЛ признается колыбелью формирования белорусского народа. Именно в ВКЛ окончательно формируются все особенности белорусов, а многие деятели и героические события ВКЛ заносятся в список национального их достояния.

ВКЛ у Горбунова также становится символом героизма белорусов. Событием символом героизма белорусов в истории ВКЛ выступает Грюнвальдская битва. Горбунов утверждает, что «из героического прошлого, подтверждающего солидарность славян в борьбе с захватчиками, ярким примером служит Грюнвальдская битва. 15 июля 1410 года между городом Таненбергом и селом Грюнвальд объединенные силы славян нанесли сокрушительный удар немецким захватчикам. Против немцев сражались русские, белорусские, украинские, польские, чешские и литовские отряды. Решающую роль в этой битве сыграли русские и белорусские полки. Из 91 хоругви, участвовавших в битве против немцев, 20 хоругвий было белорусских» [8, с. 10].

Интересно определение родства культуры среди народов ВКЛ. Горбунов в несвойственной белорусским советским идеологам манере сравнивает «белорусские и литовские дворцы» и утверждает, что они имеют общее культурное наполнение [10, с. 7].

Подводя итог нахождению белорусского народа в составе ВКЛ, Горбунов констатирует: «белорусский народ в XV-XVI вв. достигает сравнительно высокого уровня своего социального, экономического и культурного развития. Белорусский язык в это время является общепринятым дипломатическим языком в Восточной Европе и основным государственным языком в ВКЛ» [8, с. 21].

onliner_projects_27Совершенно противоположный взгляд Т.Горбунов высказывает в отношении Речи Посполитой, которая рассматривается как апогей культурного, религиозного, национального, но главное, социального угнетения белорусского народа, где «польские паны, овладев белорусскими землями, стремились денационализировать белорусский народ» [8, с. 16]. Тогда же зарождается борьба простых масс против угнетателей. Автор подчеркивает, что «после Люблинской унии, кроме тяжелого феодально-крепостного гнета, на белорусский народ обрушился жестокий национальный и религиозный гнет» [8, с. 16]. Таким образом, подчеркивается фундаментальное различие между ВКЛ и Речью Посполитой. ВКЛ являлось, в том числе, и белорусским национальным государством, хоть и классово чуждым. В противовес ему в Речи Посполитой процветал национальный и религиозный гнет, белорусы превращались в незащищенную и угнетаемую этническую группу.

В представлении Горбунова белорусы от восставших ремесленников Могилева и борьбы против унии в православных братствах до восстания Василия Ващилы на Кричевщине, все больше включается в социально и национально-освободительную борьбу против угнетателей в виде польской шляхты. Таким образом, Горбунов фиксирует тот факт, что именно в Речи Посполитой зарождается стремление белорусов к социальному и национальному освобождению, эмансипации.

Подобные тенденции усиливаются и после разделов Речи Посполитой, проведенных в результате «полного разложения» системы изнутри [8, с. 25]. Российскую империю Т. Горбунов изображает как «тюрьму народов» с национальным гнетом и социальным неравенством с господством «капиталистов и помещиков» [9, с. 8]. Символом подобного удручающего состояния Беларуси Горбунов объявляет генерал-губернатора Муравьева вешателя, который подавил национально-освободительное восстание под руководством Кастуся Калиновского. Линия Калиновский-Муравьев является достаточно фундаментальной, разделительной чертой между типом революционно-демократического борца за чаяние белорусского народа и представителя самодержавного шовинизма.

Калиновский для Горбунова выступает вождем «национально-освободительного восстания», «революционным демократом», который «призывал к свержению царского самодержавия и к борьбе против помещиков и царских сатрапов» [1, с. 18].

onliner_projects_37Муравьев же позиционировался как символ того самого «царского сатрапа». Его действия в отношении восставших интерпретируются как «жесткая расправа над белорусскими крестьянами, руками губернатора Муравьева (прозванного «вешателем»)» [1, с. 19].

Белорусское национальное возрождение рассматривается Горбуновым как необходимое условие и предпосылка создания БССР. Белорусские классики Янка Купала и Якуб Колас как и другие основатели белорусской литературы вписываются в героический пантеон белорусов. Белорусское возрождение представлено как эстетическое выражение национального и социального возрождения, венцом чего является создание БССР.

Советская государственность Беларуси противопоставляется «буржуазной» и «марионеточной» государственности БНР, которая выступала, по словам Горбунова, агентом западных буржуазных, классово чуждых государств.

Венцом белорусской идеи у Горбунова является белорусская государственность советского образца. Именно «социалистическая революция открыла для Белоруссии путь к установлению своей государственности» [8, с. 36]. Учреждение же БССР основало «новый этап в истории белорусского народа, который выступил на путь строительства своего национального Советского социалистического государства» [9, с. 16]. Здесь Горбунов подчеркивает экзистенциальный характер обретения белорусами своей советской государственности. Статус белорусов из народа угнетенного национально и эксплуатируемого социально трансформируется в народ – «настоящий хозяин своей судьбы» [8, с. 40]. Белорус становится самостоятельным распорядителем и определителем своей роли и места в мире. На этом основании, как утверждает Горбунов, формируется качественно новая общность. Белорусский народ переходит на качественно новый структурный уровень «социалистической нации» [10, с. 19]. Можно сделать предположение, что Горбунов констатирует в завуалированной по идеологическим причинам форме наличие белорусского социалистического национализма как высшего этапа формирования белорусской модерной нации в БССР.

Достаточно большую роль в формировании белорусской социалистической нации играет дата 17 сентября 1939 г., когда «осуществилось извечное стремление белорусского народа – воссоединение белорусских земель в едином советском государстве» [8, с. 35]. Для Горбунова – это важный символ белорусского единства. Социалистическая нация может быть полноценной только в политическом единстве большинства этнических земель белорусов. Польское господство в Западной Беларуси в 1920-1939 гг., вылилось по Горбунову в жесткий режим санации, где «белорусский язык и белорусская культура подверглись осквернениям» [8, с. 41].

onliner_projects_28Особенную роль в героическом пантеоне для белорусского народа в историко-идеологической концепции Т. Горбунова играет участие белорусов в партизанской борьбе в Великой Отечественной войне. Белорусский народ, трансформировавшийся в самостоятельную социалистическую нацию, иллюстрирует всю глубину героизма и самоотверженности. Для Горбунова «в партизанском движении проявляются замечательные качества белорусского народа – его героизм и мужество, его патриотизм, готовность пойти на любые жертвы во имя защиты своей Родины», а «лес, лесная чаща являются верным, испытанным другом белоруса. В лес угоняет он скот, в лесу прячет свое имущество, в лесу организуется в боевые отряды» [7, с. 18]. Партизанское движение – это проявление самоорганизации социалистической нации в условиях оккупации. Этот фактор играет для Горбунова роль индикатора зрелости, а также формы проявления особенностей национальной ментальности белорусов. «Белорус-партизан» становится именем нарицательным, архетипом поведения, символом действий в чрезвычайной ситуации, которой наступила в виде оккупации молодого белорусского государства гитлеровской Германией. Многие ментальные параллели в отношении партизана можно увидеть у немецкого исследователя и теоретика партизанского движения Карла Шмитта, который утверждал, что статус партизана изменяет само мировосприятие человека. Образ партизана накладывает на человека свой иррегулярный характер действий, повышенную мобильность активного боя и повышенную интенсивность политической вовлеченности [14, с. 34]. Однако эти общие характеристики дополняются Шмиттом и особенностью партизанского движения в СССР: «Сталину удалось связать мощный потенциал национального и отечественного сопротивления – а именно, по существу своему оборонительную, теллурическую силу патриотической самозащиты от иноземного завоевателя – с агрессивностью интернациональной коммунистической мировой революции» [14, с. 86].

Другой видный западный исследователь, американский социолог Майкл Урбан указывает на колоссальное влияние поколения, вышедшего из отрядов белорусского партизанского сопротивления на формирование послевоенной элиты Советской Беларуси, именно которая все больше автономизировала принятие решений в республике, делала этот процесс все более самостоятельным от союзного центра [12, с. 158].

onliner_projects_32Подводя итог историческому пути белорусского народа, Горбунов констатирует футуристические основания молодой социалистической нации: «В результате завершения победы над гитлеровской Германией перед белорусским народом, воссоединенном в исконных исторически сложившихся границах своего белорусского Советского государства, открывается путь к всестороннему развитию экономики и расцвета культуры» [8, с. 4].

Таким образом, Т. Горбунов был одним из создателей белорусской национальной социалистической мифологии. Им во многом сформулированы идеологемы, связанные с ответом на вопрос «откуда мы», где  «самоотверженная борьба за национальную независимость, подтверждает историческое право белорусов на свою государственность» [7, с. 5].

onliner_projects_17Вопрос «кто мы» наполняется смыслом Т. Горбуновым через описание ментальных особенностей белорусов, а также через выстраивание героического пантеона белорусской социалистической нации. В герои белорусского народа записывается полоцкий князь Владимир, боровшийся с крестоносцами, «белорусско-литовский князь» Витовт, отразивший крестоносцев и ходивший на татар, великий белорусский просветитель Франциск Скарина и его последователи В. Тяпинский, С. Будный, борец против религиозного гнета М. Смотрицкий, руководитель крестьянского восстания В. Ващила, а также национально-освободительного восстания К. Калиновский, этнограф А. Киркор, белорусские песняры нашенивского периода, в том числе как это может странным показаться, указывается имя Ивана Луцкевича, а также плеяда советских деятелей Мясникова, Жилуновича, героев Великой Отечественной войны и партизан. На их примере Т. Горбунов формирует собирательный ментальный образ белорусского народа как «народа искреннего, как народа трудолюбивого, стремящегося к развитию своей культуры, как народа справедливого и доброго, но всегда твердого и непоколебимого перед врагом, полного воли и решимости к борьбе за свое право, за свою национальную независимость» [8, с. 54-55].

Наиболее интересным в концепции Горбунова видится футуристический проект белоруса, т.е. ответ на вопрос «что белорусский народ хочет построить в будущем». Горбунов утверждает, что «советский социалистический строй вызвал к жизни и дал простор небывалому развитию неисчерпаемых сил белорусского народа» [1, с. 47]. Чтобы достигнуть уровня социалистической нации, Горбунов определяет потребность ряда трансформаций. Белорусскому народу требуется «исторический скачок от отсталости к прогрессу» [9, с. 31]. Целью является превращение Беларуси в «республику могучей индустриализации» [10, с. 16].

Тем самым Горбунов предлагает приспособить ментальные особенности белоруса как человека аграрного типа, жителя села и деревни в дисциплинированный тип рабочего с индустриальной идентичностью. В этом отношении в лексике Горбунова замечается целый ряд признаков мобилизационного характера трансформаций. Выражения в стиле «мобилизация масс», «боевое проведение второй большевистской весны», «тотальная коллективизация», «боевой штаб», «стальные люди» уже сами за себя говорят о всей жесткости и суровости организации белорусской социалистической нации индустриального типа [3, с. 6, 19, 29, 37; 5, с. 37].

onliner_projects_14Белорусская социалистическая нация оказывается в постоянной схватке за окультуривание природы в суровых условиях. Мобилизационный характер условий перманентных социалистических соревнований должны выковать нового белоруса действительно заслуживающего жить в «республике передовой социалистической индустрии» [9, с. 22].

Подобная социальная концепция Горбунова коррелируется с программой тотальной мобилизации Э. Юнгера, где нация превращается в рабочую армию, где единство работы «не принадлежит ни массе ни индивиду» [15, с. 417]. Юнгер понимает под тотальной мобилизацией «школу жизни, которая должна открыть человеку глаза на работу как на стиль жизни, как на власть» [15, с. 418].

Майкл Урбан, в свою очередь, констатирует, что «трансформация аграрного общества в современное, индустриальное соединилась не только с возникновением новой элиты, вышедшей из квалифицированного сектора рабочего класса Минска, но также с трансформацией отношений внутри самой элиты и приспособлением ее к индустриальной форме жизнедеятельности» [12, с. 160].

Индустриальная идентичность социалистической белорусской нации, констатируемая на социологическом уровне Урбаном и на идеологическом Горбуновым, тем самым отражает и трансформацию культуры народа, которая становится «социалистической по содержанию и национальной по форме» [9, с. 28].

onliner_projects_25Таким образом, концепция белорусской нации Горбунова включает три основных компонента: исторический миф, национальную идентичность и футуристический проект. Горбунов видит белоруса героем, который всегда как в истории, так и в современности находится в экстремальных условиях. От него требуется достаточно усилий и дисциплины, самопожертвования и солидаризма, чтобы плотными темпами трансформировать окружающую среду и выжить как нации в современном мире. Белорусская социалистическая нация, выросшая в постоянной борьбе за социальное и национальное освобождение и закаленная в годы индустриализации, коллективизации и Великой Отечественной войны стала индустриальной нацией труда и производства. Именно такой видит путь Беларуси, советский идеолог Тимофей Горбунов.

Список используемых источников

  1. Гарбуноў Ц.С. Уз’еднанне беларускага народа ў адзінай совецкай соцыялістычнай дзяржаве / Цімафей Гарбуноў – Мн.: Дзярж. выдавецтва БССР, 1949.
  2. Гарбуноў Ц.С. Уз’еднаная Совецкая Беларусь / Цімафей Гарбуноў – Мн.: Дзярж. выдавецтва БССР, 1945.
  3. Гарбуноў Ц.С. Калгасныя рулявыя / Цімафей Гарбуноў – Мн.: Дзярж. выдавецтва БССР, 1931.
  4. Гарбуноў Ц.С. Пралетарскія батальёны на калгасным будаўніцтве / Цімафей Гарбуноў – Мн.: Дзярж. выдавецтва БССР, 1931.
  5. Гарбуноў Ц.С. Рапарт перамог / Цімафей Гарбуноў – Мн.: Дзярж. выдавецтва БССР, 1931.
  6. Гартны Ц. Выбраныя творы / Цішка Гартны; уклад. прадм. і камент. Серафіма Андранюка – Мн.: Беларуская навука, 2012.
  7. Горбунов Т.С. Белоруссия живет, Белоруссия борется! / Тимофей Горбунов – М.: Госполитиздат, 1943.
  8. Горбунов Т.С. Героическое прошлое белорусского народа / Тимофей Горбунов – Мн.: Госиздат БССР, 1945.
  9. Горбунов Т.С. В.И. Ленин – создатель Белорусского Советского Социалистического государства / Тимофей Горбунов – Мн.: Изд-во «Звязда», 1962.
  10. Горбунов Т.С. Народы — братья / Тимофей Горбунов – Мн.: Общ-во по распространение политических и научных знаний БССР, 1961.
  11. Исаев И. А. Господство: очерки политической философии / Игорь Андреевич Исаев – М.: Проспект, 2007.
  12. Урбан М. Беларуская савецкая эліта (1966-1986) / Майкл Урбан – Вільня: ЕГУ, 2010.
  13. Хаўратовіч І. П. Гарбуноў Цімафей Сазонавіч // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 т. Т. 2 Беліцк – Гімн / Рэдкал.: Б. І. Сачанка (гал. рэд.) і інш. – Мн.: БелЭн, 1994. С 487.
  14. Шмитт К. Теория партизана. Промежуточное замечание к понятию политического / Карл Шмитт, пер. с нем. Ю. Ю. Коринца – М.: Праксис, 2007.
  15. Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт; Тотальная мобилизация; О боли / Эрнст Юнгер, пер. с нем. А.В. Михайловского – СПб.: Наука, 2000.
Апублікавана ў Айчынная гісторыя, Артыкулы, Гісторыя ідэй, Грамадазнаўства, Навіны, Палітыка, Рознае, Свабодная акадэмія з тэгамі , , , , , , , , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу