Михаил Малаш. Что такое российская власть?

97928_originalБезусловно, базовым условием для обеспечения качественного развития Беларуси является проведение адекватной внешней политики в отношении Российской Федерации. Уровень взаимодействия и интеграции между странами в рамках Союзного государства и Таможенного Союза, планы по созданию Евразийского экономического союза являются основанием для пристального изучения современной российской государственности и специфики принятия управленческих решений в этой стране. 

С сожалением отмечаю, что в белорусском информационном пространстве, у государственных чиновников и в бизнес-сообществе практически отсутствует реалистичный взгляд на Россию, что порождает в корне неверные выводы и прогнозы развития ситуации как в самой Российской Федерации, в ее внутреннем и мировом контексте, так и белорусско-российских отношениях в частности.

Чтобы разобраться в сути современной российской политики, понимать причинно-следственные связи тех или иных решений, принимаемых хозяевами Кремля, создавать относительно верные прогнозы будущей обстановки, необходимо обратиться к истории создания новейшей российской державности, проанализировать процессы возникновения российских элит нашего времени и проследить их мотивацию в государственном управлении.

Ельцинский период: мавр сделал свое дело, мавр может уходить

sebeНаступивший вследствие краха коммунистической системы ельцинский период российской политики по сути являлся марионеточной сдачей в пользу Запада позиций, ранее накопленных Российской империей и СССР. Процесс этот был инертным по причине огромных масштабов де-факто капитулировавшей страны. С точки зрения интересов западного мира российские компрадоры были лишь тактическими исполнителями процесса уничтожения России. Для реализации этой установки их заинтересовали возможностью получения «сырьевого отката» от спекуляции российскими же ресурсами, после чего намеревались списать в исторический утиль. В основе замысла находился принцип «мавр сделает своё дело, мавр может уходить».

Западные хозяева торопили своих «подопечных», но тогдашние российские элиты, в целом выполняя возложенную задачу, отказывались искусственно ускорять процесс государственной деградации, видимо руководствуясь народной мудростью «тише едешь, дальше будешь».

Полагаю, что компрадорские власти в действительности опасались военного контрпереворота, потому процесс разложения великой державы не педалировали, рассчитывая, что военная сфера сама развалится без должного финансирования и деморализуется в условиях отсутствия патриотической идеологии.

Очевидно, что финансово-политическая элита Российской Федерации ельцинского периода думала не только об интересах глобального капитала, но, в первую очередь, о собственном самосохранении. В итоге наступил момент критического осознания управляющим классом того, что нельзя дальше рубить сук, на котором они сидят.

Завершение периода ельцинского правления в виде досрочного прекращения президентства Ельцина с его добровольным уходом в отставку было результатом консенсуса правящих элит, движимых инстинктом самосохранения.

«Путин 2.0»: а был ли мальчик?

123yreПринципиально режим Путина отличается от ельцинского лишь тем, что сегодняшняя российская власть, сознательно избавившись от самоубийственной подчиненности глобальному либерализму, возжелала стать равноправным партнером в кругах, правящих миром, а не оставаться их региональным наместником в России.

Путинская Россия более не желает быть сырьевой колонией западных либералов, но претендует на то, чтобы самостоятельно вписаться в глобальный либеральный контекст в качестве «энергетической сверхдержавы».

Выходцы из специальных служб, составляющие костяк нынешнего российского руководства, желают контролировать своих олигархов, не делясь нефтедолларами с западными элитами. Это выразилось в отмене Соглашения о Разделе Продукции.

Правда, российским властям пришлось откупаться от американцев приобретением их гособлигаций, тем самым продлевая жизнь долларовому пузырю. Поэтому все эти декларативные внешнеполитические концепции типа «Мюнхенской речи» — лишь прощупывание почвы, пробный шар в усилении независимости от дряхлеющего Запада.

Такая штучная «патриотизация» государственного курса активно медийно преподносилась населению, как стратегическая линия на восстановление былого российского величия и избавление от кабальной зависимости, а по факту являлась лишь попыткой компрадорских элит пересмотреть в свою пользу условия эксплуатации России.

Очевидно, что со временем в массы постепенно приходит понимание того, что «Путин 2.0» лишь медийно срежиссированный блеф, не отражающий реальной расстановки сил в российском руководстве и не имеющий под собой основы в виде качественных изменений внешней и внутренней политики Российской Федерации. Эти социальные тенденции проявляются в поступательном снижении рейтинга российского президента, росте протестного движения, значительную долю которого составляют уже не «норковые шубки» креативного класса, но действительно патриотически настроенные граждане России. Как показывает историческая практика, обман не может длиться вечно, а протестная активность граждан, как реакция на несоответствие деклараций реальной политике, будет только нарастать.

Пожалуй, единственным положительным моментом путинского периода можно назвать то, что власти, наконец, начали уделять внимание Вооруженным силам.

Вероятно, основной причиной тому есть понимание российскими элитами факта, что боевая мощь, наряду с обладанием ядерным оружием, является значимым ресурсом и весомым переговорным аргументом, позволяющим отстаивать собственную позицию в системе глобального управляющего класса.

Партнерство государства и бизнеса, как основа «плана Путина»

images (2)Необходимо отметить, что Россия, в отличие от большинства сырьевых стран, обладает существенной собственной спецификой.

Во-первых, месторождения сырья расположены преимущественно на огромном удалении от судоходных морских путей и в районах с крайне суровым климатом. Сырье может быть вывезено на экспорт только с использованием мощнейшей инфраструктуры: железнодорожной, газо- и нефтепроводной. А ее нужно содержать и охранять.

Поэтому расхищать природные ресурсы в России олигархи могут только системно, находясь в отношениях тесного партнерства с государственной властью.

Во-вторых, пропускная способность трубопроводов и железной дороги банально технически ограничена, а вот алчность олигархов, напротив, не ограничена ничем. Чтобы коммерсанты, конкурирующие за товарные вагоны и квоты в нефтепроводах, не уничтожили друг друга, олигархат в целом критически нуждается в системном администраторе или смотрящем.

Как раз этим смотрящим и является Путин.

Большинству олигархов естественно импонировала идея быть полновластными хозяевами страны, а не младшими помощниками «западных партнеров». Это проявилось в росте капитализации активов российского финансово-сырьевого бизнес-сообщества.

Таким образом, «новый курс» России является результатом смычки «чекистов и капиталистов», т.е. крупного бизнеса, в основе которого лежит капитал, незаконно приобретенный в «лихие 90-е», и политического руководства, по большей части представленного офицерами специальных служб.

Олигархи и чиновники, отказавшиеся поддержать «новую линию», подверглись обструкции и были показательно наказаны.

Социальный контракт как проедание собственного будущего

288955_originalСправедливости ради необходимо отметить, что в период каденции Путина действительно произошел рост благосостояния граждан России и улучшение качества жизни людей. Однако большой заслуги путинского режима в этом нет. Ведь субрасхитители ресурсов прекрасно понимали, что для того чтобы обогащаться долго, нельзя «перегибать палку», как это делали британские колонизаторы. Народ в итоге не должен взбунтоваться.

В отличие от «ельцинских элит», коалиция чекистов и капиталистов считает себя не управляющими Россией, как западным активом, но полноправными хозяевами ресурсов России в рамках системы глобального Запада. 

Поэтому, во-первых, часть средств, «спасенных» путинцами от западников, стала действительно доставаться народу в виде увеличения бюджетно-пенсионных выплат.

Во-вторых, к началу путинского правления депрессивные отрасли российской экономики, доставшиеся в наследство от СССР, уже, по сути, были ликвидированы. Люди оттуда разбежались в сырьевые отрасли, сферу услуг, торговлю. Экономика, хоть и упростилась в ходе деиндустриализации, стала полноценно рыночно-сырьевой и вписалась в мировую экономическую модель в качестве экспортера углеводородов.

В-третьих, нельзя сбрасывать со счетов общемировой технический прогресс: создание новых моделей бытовой техники, автоматизация повседневной жизни, массовая компьютеризация и автомобилизация. Все эти факторы значительно повышают материально-технико-бытовые условия жизни людей, облегчают существование, хотя никакого отношения к качеству российского государственного управления не имеют.

В-четвертых, рост жизненного уровня отчасти обусловлен «проеданием» собственного будущего.

Российское общество превышает возможный уровень собственного потребления на 15-20%, в ущерб интересам технического обновления, что является основной причиной систематически происходящих в Российской Федерации техногенных аварий, сопровождающихся массовой гибелью людей.

Итог

745744500872104Современная российская власть является либеральной клептократией, опирающейся на олигархат. Правящий режим довольно продолжительное время удерживает власть покупкой народной лояльности социальными расходами, выделяемыми из части расхищаемых ресурсов.

При этом основная функция власти — госуправление, довольно успешно политтехнологически симулируется. (В действительности же развитие страны фактически пущено на самотек). В общественное сознание внедряется установка, что Путин — отважный патриот, внедрившийся с немногочисленными сподвижниками в либеральный всемогущий клан и вынужденный тактически подыгрывать прозападным либералам подобно Штирлицу в «Третьем Рейхе», чтобы постепенно оттеснить их от власти. Такая схема логично ложится на традиционную менталитетную матрицу россиян «царь добрый, да бояре злые». В качестве вещественного доказательства «патриотичности» Путина используется сепаратистский ресурсный конфликт российских либеральных властей с глобальным либерализмом. Этот конфликт населению преподносят, как межцивилизационное соперничество, исторически характерное для России.

Михаил Малаш. Родился в 1977 году в Томске (Российская Федерация). Этнический белорус.  Окончил Томский государственный университет, факультет международных отношений. C 1998 г. в Беларуси. Живет и работает в Минске. Предприниматель. Женат, воспитывает двоих детей. Участвует в программе Информационно-аналитического центра при Администрации президента «Умные сети», член  «Консервативного центра «NOMOS», сторонник проекта «Цитадель».

Михаил Малаш. Родился в 1977 году в Томске (Российская Федерация). Этнический белорус. Окончил Томский государственный университет, факультет международных отношений. C 1998 г. в Беларуси. Живет и работает в Минске. Предприниматель. Женат, воспитывает двоих детей. Участвует в программе Информационно-аналитического центра при Администрации президента «Умные сети», член «Консервативного центра «NOMOS», сторонник проекта «Цитадель».

Апублікавана ў Артыкулы, Навіны, Палітыка, Рознае з тэгамі , , , , , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.

Дадаць каментар

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу