Игорь Лосев. Феномен “бандерофобии” в русском сознании.

загруженное (13)Редакция Консервативного центра “NOMOS” публикует в качестве дискуссионной статью русско-украинского исследователя, севостопольца в третьем, а крымчанина в шестом поколении, кандидата философских наук, Игоря Васильевича Лосева по проблеме российско-украинских отношений. Среди наших русских братьев распространено большое количество мифов и предрассудков в отношении Украины и ее истории. Каковы они, откуда взялись и что с ними делать? На эти вопросы ищет ответы автор статьи.

Для формирования нормальных межгосударственных отношений между Украиной и Россией, а также взаимоуважительного и доброжелательного общения между двумя народами, украинским и русским,  необходимо взаимопонимание не только на уровне здравиц, официальных заявлений и прочих фестивальных проявлений, но и на уровне признания за каждой стороной права на собственную трактовку собственной истории. Необходимо понимание того, что каждый народ имеет своих героев и определяет их сам, независимо от настроений соседей. И сыграв вполне положительную или преимущественно положительную роль в отечественной истории, деятель политики, вооруженных сил, идеологии, экономики, религии может сыграть роль прямо противоположную в истории других стран.

Пройдя смерчем  по Азии и Европе, став пугалом для многих народов, Чингиз-хан, он же — Темучин, все равно останется для монголов национальным героем, создавшим империю, превзошедшую своими размерами и Римскую, и Британскую. Кто бы знал о существовании монголов, если бы не хан Чингиз, потрясатель Вселенной? На протяжении столетий монгольская военная мощь была непобедимой, а военное искусство монголов — самым передовым. Именно хан Чингиз осуществил на практике идею стратегического наступления огромными мобильными массами конницы. Он намного раньше, чем немецкий Генштаб, применил стратегию блицкрига.

Хотя, никто не требует от китайцев, индусов, персов, украинцев, грузин, русских всех прочих, ставших жертвами всадников, пришедших с далекой и никому не известной реки Керулен, относиться к Чингизу так же нежно, как монголы. Впрочем, и монголов нельзя лишать права давать собственные оценки Чингиз-хану. Можно, конечно,  вспомнить марксистскую схему “справедливых и несправедливых” войн.

В СССР справедливыми считались все войны, которые вела эта страна, а несправедливыми — войны всех тех, кто деяниям Советского Союза оказывал сопротивление.

Испанцы гордятся своими конкистадорами, рыцарями-авантюристами, завоевавшими Новый Свет, а вот индейские народы Америки воспринимают их совсем по-другому. Да и вряд ли сами испанцы очень симпатизируют и отдают должное беспримерному мужеству голландских гёзов, участников национально-освободительного движения, которые в XVI веке вышвырнули испанские войска из “низовых земель” (Нидерланды).

Отношение поляков к А.В. Суворову резко отличается от отношения русских, поскольку полководец успел побывать в Польше и принять участие в подавлении одного из польских восстаний, и особым милосердием не отличался.

Никак у россиян не получается консенсуса и с кавказскими горцами на предмет отношения к генералу Ермолову. Во время боев российских войск с экспедиционным корпусом Шамиля Басаева в Дагестане российское телевидение показало интервью с неким дагестанцем, явным сторонником России, который крыл Басаева последними словами, рассказывая о его наглом поведении в захваченном дагестанском райцентре. Желая максимально заклеймить повстанческого командира, дагестанец сказал: “Он тут, этот Басаев, наглец, расселся как… как.., - наконец рассказчик нашел максимальное оскорбительное для чеченца сравнение, - как Ермолов”.

Когда речь идет о крупных исторических деятелях народов, отношения между которыми были сложными, этим народам крайне тяжело установить консенсус, сиречь, единодушие.

Радикальная украинофобия, прямое неприятие украинского языка и культуры частью русскоязычного населения создает отрицательный образ России и является одним из факторов провала всех интеграционных устремлений России и Украины

Радикальная украинофобия, прямое неприятие украинского языка и культуры частью русскоязычного населения создает отрицательный образ России и является одним из факторов провала всех интеграционных устремлений между Россией и Украиной

Например, вряд ли когда либо украинцы и русские придут к общему мнению  о личности Мазепы (весьма отрицательное отношение с русской стороны), личностях Петра I и Екатерины II (весьма отрицательное отношение с украинской стороны).

Кстати, недавно снятый известным украинским режиссером Ильенко фильм “Молитва о Мазепе”, который успел произвести сенсацию на некоторых международных кинофестивалях,  был весьма недружелюбно встречен в России. Министр культуры этой страны заявил даже о необходимости запрета этого фильма на территории Российской Федерации, о снятии его с российского экрана. Причина? В фильме представлена украинская точка зрения на Мазепу, Петра и взаимоотношения двух народов в этот период. Для контраста: в Украине еще не был запрещен ни один российский фильм, даже скандально знаменитый “Брат-2″, несмотря на его агрессивно-антиукраинский характер.

Никто не запретил и не попытался запретить роман Алексея Толстого “Петр I”, хотя далеко не все в Украине согласны с такой трактовкой образа русского императора, трактовкой исключительно положительной.

Есть и другие взгляды на эту, мягко говоря, весьма противоречивую личность. Правда, почитатели Петра от этого легко абстрагируются, все прощая монарху за то, что он “служил России”.

Увы, не прощается чужим героям, даже если они не менее самоотверженно служили своим странам и народам.

К чужим выдвигаются сверхвысокие морально-этические требования.

А вот о страшной резне, которую учинил Петр I в столице украинского гетмана, вспоминать не любят. В городе Батурине было уничтожено все население, невзирая на пол и возраст. Вся вина этих мирных жителей  была в их, говоря позднейшим советским языком, “прописке”. Французские и голландские газеты этого времени написали о батуринской бойне, где людей четвертовали, сажали на кол, колесовали.

Написала об этом и издаваемая в начале  XVIII  века на французском языке львовская городская газета.

Садизм Петра во многом напоминал садизм Ивана Грозного.

Как писал Сергей Соловьев: “Была страшная для Москвы  осень 1698 года. На Красной площади, на зубцах  городской стены, гнили трупы казненных стрельцов…”.

А вот Николай Костомаров: “Петр, как говорят, собственноручно отрубил головы пятерым стрельцам в Преображенском… С 11 октября по 21  в Москве ежедневно были казни…

Ломали руки и ноги колесами, другим рубали головы… Сам царь, сидя на лошади, смотрел на это зрелище” (“Исторические монографии”, 1989,  с. 115).

По приказу Петра в пыточном подвале удавили его собственного сына; есть данные, что  царь при этом присутствовал…

Есть немало исторических данных о беспробудном алкоголизме Петра, распутстве, диких оргиях. Но все равно - герой. Есть текст письма, написанного послом  Франции в России де Кампредоном министру иностранных дел графу де Морвилю, где утверждается, что причиной смерти Петра была, как тогда выражались, “любострастная болезнь”, так как монарх был “женонетерпелив” (Сборник императорского Русского исторического общества. Санкт-Петербург, 1886, т. 52, с. 433-437).

У царя были очень специфические развлечения. Тот же Костомаров пишет: “Петр приказал вырыть из земли гроб Милославского и привезти в Преображенское на свиньях” (Н. Костомаров “Исторические монографии…”, 1989,  с. 113).

В последние годы Петр превратился во взрывного психопата, страдавшего конвульсиями. Что же касается “процветания страны” всего время, то это скорее легенда, чем истина. Императору в его постоянных завоеваниях было некогда заниматься обустройством, реальным обустройством России. При Петре количество крестьянских дворов уменьшилось на 20 %. Свирепствовала уголовщина: “Воры и разбойники ходили целыми шайками, нападали на деревни и монастыри, разбивали и грабили: пойманных обыкновенно вешали. Даже Москва представляла собой, по замечанию фельдмаршала Шереметьева, “вертеп разбойников”: бродяги ходили по улицам…” (В. Новаковский. “Рассказы о Петре Великом”; СПб, 1896, с. 60).

Коррупция и воровство были фантастическими. Меншиков, которого Петр бил дубиной за неистребимую страсть к присвоению государственного имущества, несмотря на  полную неграмотность, в 1727 г. стал генералиссимусом, а после того, как попал в опалу, был, наконец, пойман за руку. У него  конфисковали: “250000 одного столового серебра, 8000000 червонцев, на тридцать миллионов серебряной монеты и на три миллиона драгоценных камней и всякого узорочья…” (Н. Костомаров “Исторические монографии…”, 1989.  с. 193).

Суммы, даже по нынешним временам, астрономические. Конь тогда стоил 10 рублей.

Временами россияне, как бы воспрянув ото сна, видят настоящего Петра:

Знали ли беллетристы 1820-1840 годов об истинном облике Петра? Безусловно, знали… Когда дело доходило до самого Петра, то исторические эрудиции не востребовались. В коллективном парадном портрете первого русского императора, нарисованном в николаевскую эпоху, нет ни одного затемненного мазка. Это — мудрый царь, справедливый благотворитель, добронравный муж, и у нет ничего общего  с тем, кто разорил подданных  и грабил церкви; кто был столь злопамятен, что приказал вырыть через годы трупы казненных стрельцов и повесить их  на площади наново; кто любовался пытками собственного сына…” (“Старые годы. Русские исторические повести и рассказы первой половины XIX века”.  М., 1990,  с. 363).

Николай Бердяев: “Приемы Петра были совершенно большевистскими. Он  хотел уничтожить старую московскую Россию,  вырвать с корнем те чувства, которые лежали в основе ее жизни…” (“Истоки и смысл русского коммунизма”.  М. 1990, с. 12).  А Константин Аксаков дал такую оценку этому представителю дома Романовых:

Вся Русь, вся жизнь ее доселе

Тобою презрена была,

И на твоем великом деле

Печать проклятия легла.

И тем не менее он — кумир и предмет обожания  многих россиян, а более всего — власти.

Я дал этот пространный исторический экскурс, чтобы показать, насколько “объективны” и “справедливы” бывают народы, но, в первую очередь, официальная историография к своим и чужим деятелям истории. Ведь на фоне всех “чудачеств” (кровавых, главным образом) Петра Алексеевича, Иван Степанович Мазепа выглядит куда как привлекательнее. И понятно, что непредсказуемый садист, изверг и  детоубийца мог вызвать у европейски воспитанного гетмана ужас и страх, не за себя лично, а за свой народ.

Кроме этого исторического эпизода, противостояния Петра и Ивана, есть немало других, чрезвычайно болезненных для сознания двух народов.

Это и российско-украинская война 1918-1921 гг., где против Украинской Народной Республики   воевала и белая и красная Россия. Это и события голодомора 1932-1933гг..

Но особенно острой является проблема восприятия русским национальным сознанием национально-освободительного движения 1939-1954 гг. на западных землях Украины под руководством ОУН (Организации Украинских Националистов). Это движение известно русским как “бандеровщина”, а феномен, который вынесен в заглавие статьи, принадлежит к числу фундаментальных, базовых конструкций русской ментальности в ее отношении к Украине и украинцам.

Бандеровщина” в русском сознании имеет мало общего с деятельностью ОУН-УПА как реальным явлением украинской истории.

Сегодня является практически забытым тот факт, что ОУН (б) взяло на вооружение довольно амбициозную идею освобождения всех несвободных народов в СССР, в том числе и русских. Такой своеобразный интернационал различных народов против коммунистического уничтожения их культуры и идентичности. Начатая еще в 1939г. ОУН идея единого фронта угнетенных народов вылелась в постановление III Конференции ОУН в 1943 г., где давалось прямое указание наладить контакты с угнетенными народами "которые ведут борьбу за самостоятельные национальные государства в их этнографических границах". Уже к августу 1943 г. был сформированы отдельные литовские, грузинские, азербайджанские, татарские, еврейские, армянские, узбекские и многие другие. Существовал также и русский отряд. Одним словом УПА представляла собой конкурентную советской евразийскую армию, а их идеи в принципе напоминают современные идеи альтернативной Европы Отечеств "новых правых". Национальные отряды имели собственные флаги, командиров и руководство. К моменту прихода Красной Армии 20000 бойцов УПА представляли национальные формирования

Сегодня является практически забытым тот факт, что ОУН (б) взяла на вооружение довольно амбициозную идею освобождения всех несвободных народов в СССР, в том числе и русских. Такой своеобразный интернационал различных народов против коммунистического уничтожения их культуры и идентичности. Начатая еще в 1939 г. ОУН идея единого фронта угнетенных народов вылелась в постановление III Конференции ОУН в 1943 г., где давалось прямое указание наладить контакты с угнетенными народами “которые ведут борьбу за самостоятельные национальные государства в их этнографических границах”. Уже к августу 1943 г. были сформированы отдельные литовские, грузинские, азербайджанские, татарские, еврейские, армянские, узбекские и многие другие отряды. Существовал также и русский отряд. Одним словом УПА представляла собой конкурентную советской евразийскую по своему этническому составу армию, а их идеи в принципе напоминают современные идеи альтернативной Европы Отечеств “новых правых”. В брошюре адресованной русским, на этот счет писалось: “Ко всем народам мы питаем искренние симпатии. Со всеми народами мира, в том числе и с русским народом, который построит свое национальное государство на своих этнографических землях, мы хотим жить в мире и сотрудничестве. Мы боремся не против соседних нам народов в целом, а только против тех империалистических сил, которые нас порабощают.” Национальные отряды имели собственные национальные флаги, командиров и руководство. К моменту прихода Красной Армии 20000 бойцов УПА представляли национальные формирования.

Можно даже говорить о специфически русской  модели трактовки этого движения, модели, которая из-за многочисленных иррациональных  элементов дает основание для определения ее как мифа, составной части других русских мифов на украинскую тематику. Отношение к украинскому национальному движению даже в кругах образованных русских интеллигентов остается на чисто пропагандистском уровне, что заставляет вспомнить времена советского Агитпропа с его “объективным” и “научным”  “исследованием” взглядов идейных противников. Большим прогрессом в осмыслении этого явления русским сознанием было бы хотя бы забвение истерично-обвинительного тона, что господствует практически во всех российских текстах, даже в тех, где есть претензии на академичность.

В этом сознании, а еще больше подсознании, историческая реальность превратилась в символ, который живет своей, автономной от истины, жизнью. Этот символ чрезвычайно активно используется во многих публикациях, имеющих целью создать негативный, максимально непривлекательный образ Украины, отдельных ее регионов и политических сил.

На территории самой Украины этот символ является краеугольным камнем всей пропаганды левых и пророссийских партий и организаций. Символ должен послужить делу противопоставления западных и восточных регионов государства, запугивания русского и русскоязычного населения востока и юга какой-то ужасной, жестокой, неизвестной, а потому еще более страшной, силой. Над созданием этого символа  трудился огромный отряд коммунистических пропагандистов на протяжении последних 60 лет, и эта работа не прекращается и сейчас. В среде российских историков пока еще не зафиксировано попыток объективно и непредвзято разобраться в этих фактах  украинской истории.

“Бандеровец” предстает  в восприятии среднего русского на подсознательном уровне как своего рода “антиидеал” Украины, как живое воплощение “плохой Украины” в отличие от идеала хорошей Украины — Малороссии, которая пребывает под полным политическим и духовным контролем Москвы.

“Бандеровец” — это, так сказать, модель самых худших черт украинца, как их себе представляет русское сознание.

Это тип антирусский  по определению именно из-за своего украинства, из-за максимально резкого и неуступчивого проявления, манифестации своего украинства в формах, что принципиально по своему характеру  сопоставимы с формами демонстрации “русскости” русским как представителем державного народа. Однако такое же поведение  украинца, которое выступает отражением поведения русского, поляка, немца, венгра как носителей национальной самодостаточности воспринимается русским с его устоявшимися представлениями  о “норме” для украинцев как вызов и агрессия, по крайней мере, как потенциальная угроза. Это, в свою очередь, вызывает агрессию со стороны носителя русского сознания, которую он считает спровоцированной. Спровоцированной  одним только фактом существования такого “аномального украинского типажа”. Вспоминается один показательный случай.. В году так 1975-м — 1976-м (во время обучения автора этих строк на философском факультете Киевского университета) со мной учился студент по фамилии Сандуца. Он  был примечателен тем, что во времена, когда все украинское, мягко говоря, не приветствовалось, всегда говорил только по-украински, никогда не переходя на другой язык. Казалось бы, ну, что тут странного? Украинец говорит на своем родном языке.

Точно так же вели себя русские: они всегда и везде говорили только по-русски. И никаких претензий к ним не возникало.

А вышеупомянутого Сандуцу все-таки вызвали в 1-й отдел и попросили перейти на “великий, могучий и свободный”. Мягко так, ненавязчиво. Однако, учитывая авторитет ведомства, рекомендация была более чем убедительной. А потом этот человек вообще куда-то исчез. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Он демонстрировал свою “украинскость”, свое национальное “я” так, как это делали русские. Но, “что можно Юпитеру, того нельзя быку”. Его абсолютно нормальное для всех народов национальное поведение было воспринято как знак, символ агрессии. Он повел себя так, как украинцу вести себя в СССР, в Российской империи было “не положено”. Взял не по чину, не по национальному чину. Его поведение, нарушавшее национальную норму для всех “нерусских”, воспринималось как оскорбление, как нарушение установленного порядка и как агрессия против носителей русского языка.

Собственная же национальная агрессивность переносится на другого и  приписывается этому другому, что вызывает чувство угрозы и незащищенности. Это очень своеобразная мазохистская агрессивность, когда сам источник агрессии ощущает себя жертвой, нуждающейся в защите и сочувствии, когда в роли “перпетуум-мобиле” агрессивности выступает искусственно возбужденный в себе самом страх и комплекс острой, хотя и не оправданной реальными обстоятельствами, жалости к себе. Яркой иллюстрацией этого тезиса может быть ситуация с “русскоязычными” за пределами Российской Федерации и ее освещение СМИ этой страны с бесконечными жалобами на “ущемления” и “преследования”.

Известный советский кинорежиссер Александр Муратов признался, что являлся засекреченным сотрудником СБ УПА. Он вспоминает: "Мне тогда было 15 лет, я учился в 9-ом классе. Волею судьбы отец и мать проживали отдельно от меня, отдав своего ребенка на попечение слепой бабушке. Я мог делать все, что угодно. Начиная с 1946 года, вместе с моим приятелем и соседом по писательскому дому, еврейским мальчиком Олегом Юхвидом, сыном Леонида Аароновича Юхвида, который написал «Свадьбу в Малиновке», мы приторговывали оставшимися после отступления Вермахта немецкими лекарствами. В нашем распоряжении оказался секретный склад на окраине Харькова, забитый ампулами с обезболивающим, и как только мы узнали о немалой цене этих препаратов на «черном» рынке, мы стали ездить по всей Украине и даже наладили оптовые поставки.   Во время одного из рейсов на меня напали мародеры неподалеку от условленного места встречи с заказчиком. Это был какой-то новый солидный покупатель, назначивший мне встречу неподалеку от Станислава (Ивано-Франковска). Меня контузили и, учитывая мои незавидные физически данные, решили распять. Им не понравился мой комсомольский билет. Но, благодаря бдительности покупателя, я остался жив. Когда я очнулся, передо мной предстала картина застреленных налетчиков и незнакомцев в военной форме. Поскольку я стал случайным свидетелем совершенных ими убийств, мои новые знакомые отправили меня на побывку в партизанский схрон. Там меня взяли под домашний арест, и две недели я лежал почти парализованный по соседству с мокрицами, блохами и всякой дрянью... Там было очень много литературы ОУН(б), которую соседствующие со мною бойцы пускали на растопку и на самокрутки. Кроме меня, ее никто не читал. Вот тогда я только понял, что все это значит, и проникся духом освободительной борьбы. После того, как я прошел необходимую проверку, руководитель отряда - «зверхнык» по прозвищу «Беркут» - определил меня на мелкие диверсионные операции. Наше подразделение действовало в Рожнятовском районе Прикарпатья. Я научился минированию и взрывал горные мосты и железнодорожные составы. Легче всего мне давалось обращение с т. наз. «магнитными бомбами»... Вообще, УПА - я говорю об УПА, а не об ОУН в целом - это была крайне социалистическая организация. Еще больше, возможно, чем ВКП(б). Программа III-го Большого Собрания ОУН, принятая в сентябре 1943 года, которая стала официальным программным документом УПА, допускала частную собственность только для мелкого хозяйства, коллективную – для среднего, и исключительно государственную – для всех стратегических отраслей и предприятий. В ней прямым текстом провозглашалось образование профсоюзов, и устанавливался 8-часовой рабочий день. Для людей, населяющих Украину, гарантировались все права, особенно национальные. В подпунктах говорилось о строжайшем наказании, вплоть до смертной казни, за нарушение этих правил.   Почему большевики так «навалились» именно на «бандеровскую» ОУН и на УПА? Потому что это фактически была борьба на том же электоральном поле, на той же социальной основе и с теми же социально-экономическими лозунгами. УПА дала людям то, что советская власть только пообещала. Народ не мог понять, от чего же их освобождали. У нас все это уже есть. Зачем нам тогда нужен ваш коммунизм, и еще раз освобождать от чего-то?" Его стихотворение-воспоминание о службе в УПА: Судьба причудлива и, думаю, слепа.  Фамилия на "ов", но воевал в УПА.  Привел меня туда авантюризм.  Но подарил мне правильную жизнь.  Безумный случай - и потом леса.  Топор опасности угрюмо нависал.  Сначала любопытство, а потом  походы долгие. Сходило семь потов.  Навеки я запомнил голый склон  и серый камень. Защищал лишь он.  Тупая мысль стучала у виска –  не допустить гранатного броска.  Мой озверевший пулемет строчил,  а я терял остатки жалких сил –  ведь мне шестнадцать, хочется пожить.  Гранаты взрыв - и оборвется нить.  Но милостив ко мне был добрый Бог.  Он выскользнуть из западни помог.  Заход к нам в тыл бездарно прогорел.  Жаль, пулемет остался на горе.  Наш четовой за это не ругал.  И даже буркнул: "Мал хоть, но удал".  Один мой подвиг был на той войне.  Но страшный склон годами снится мне.  И я не знаю как его прогнать,  восстановить спокойной жизни гладь.  Ведь я себя за Родину губил.  Не на себя я тратил бездну сил.  Пускай моя фамилия на "ов",  но я услышал Украины зов.

Известный советский кинорежиссер Александр Муратов признался, что являлся засекреченным сотрудником СБ УПА.
Он вспоминает: “Мне тогда было 15 лет, я учился в 9-ом классе. Волею судьбы отец и мать проживали отдельно от меня, отдав своего ребенка на попечение слепой бабушке. Я мог делать все, что угодно. Начиная с 1946 года, вместе с моим приятелем и соседом по писательскому дому, еврейским мальчиком Олегом Юхвидом, сыном Леонида Аароновича Юхвида, который написал «Свадьбу в Малиновке», мы приторговывали оставшимися после отступления Вермахта немецкими лекарствами. В нашем распоряжении оказался секретный склад на окраине Харькова, забитый ампулами с обезболивающим, и как только мы узнали о немалой цене этих препаратов на «черном» рынке, мы стали ездить по всей Украине и даже наладили оптовые поставки.
Во время одного из рейсов на меня напали мародеры неподалеку от условленного места встречи с заказчиком. Это был какой-то новый солидный покупатель, назначивший мне встречу неподалеку от Станислава (Ивано-Франковска). Меня контузили и, учитывая мои незавидные физически данные, решили распять. Им не понравился мой комсомольский билет. Но, благодаря бдительности покупателя, я остался жив. Когда я очнулся, передо мной предстала картина застреленных налетчиков и незнакомцев в военной форме. Поскольку я стал случайным свидетелем совершенных ими убийств, мои новые знакомые отправили меня на побывку в партизанский схрон. Там меня взяли под домашний арест, и две недели я лежал почти парализованный по соседству с мокрицами, блохами и всякой дрянью… Там было очень много литературы ОУН(б), которую соседствующие со мною бойцы пускали на растопку и на самокрутки. Кроме меня, ее никто не читал. Вот тогда я только понял, что все это значит, и проникся духом освободительной борьбы. После того, как я прошел необходимую проверку, руководитель отряда — «зверхнык» по прозвищу «Беркут» — определил меня на мелкие диверсионные операции. Наше подразделение действовало в Рожнятовском районе Прикарпатья. Я научился минированию и взрывал горные мосты и железнодорожные составы. Легче всего мне давалось обращение с т. наз. «магнитными бомбами»…
Вообще, УПА — я говорю об УПА, а не об ОУН в целом — это была крайне социалистическая организация. Еще больше, возможно, чем ВКП(б). Программа III-го Большого Собрания ОУН, принятая в сентябре 1943 года, которая стала официальным программным документом УПА, допускала частную собственность только для мелкого хозяйства, коллективную – для среднего, и исключительно государственную – для всех стратегических отраслей и предприятий. В ней прямым текстом провозглашалось образование профсоюзов, и устанавливался 8-часовой рабочий день. Для людей, населяющих Украину, гарантировались все права, особенно национальные. В подпунктах говорилось о строжайшем наказании, вплоть до смертной казни, за нарушение этих правил.
Почему большевики так «навалились» именно на «бандеровскую» ОУН и на УПА? Потому что это фактически была борьба на том же электоральном поле, на той же социальной основе и с теми же социально-экономическими лозунгами. УПА дала людям то, что советская власть только пообещала. Народ не мог понять, от чего же их освобождали. У нас все это уже есть. Зачем нам тогда нужен ваш коммунизм, и еще раз освобождать от чего-то?”
Его стихотворение-воспоминание о службе в УПА:
Судьба причудлива и, думаю, слепа.
Фамилия на “ов”, но воевал в УПА.
Привел меня туда авантюризм.
Но подарил мне правильную жизнь.
Безумный случай — и потом леса.
Топор опасности угрюмо нависал.
Сначала любопытство, а потом
походы долгие. Сходило семь потов.
Навеки я запомнил голый склон
и серый камень. Защищал лишь он.
Тупая мысль стучала у виска –
не допустить гранатного броска.
Мой озверевший пулемет строчил,
а я терял остатки жалких сил –
ведь мне шестнадцать, хочется пожить.
Гранаты взрыв — и оборвется нить.
Но милостив ко мне был добрый Бог.
Он выскользнуть из западни помог.
Заход к нам в тыл бездарно прогорел.
Жаль, пулемет остался на горе.
Наш четовой за это не ругал.
И даже буркнул: “Мал хоть, но удал”.
Один мой подвиг был на той войне.
Но страшный склон годами снится мне.
И я не знаю как его прогнать,
восстановить спокойной жизни гладь.
Ведь я себя за Родину губил.
Не на себя я тратил бездну сил.
Пускай моя фамилия на “ов”,
но я услышал Украины зов.

 

 

 

“Бандеровец” воспринимается россиянами как метафизическая, почти манихейская угроза со стороны “сыновей тьмы”. Однако участие реальных “бандеровцев” в формировании таких представлений было минимальным, остальное сделало само русское сознание с его специфическими, созданными такой же специфической историей, особенностями. Кое-что об этих особенностях можно иногда прочитать у российских исследователей.

Вот что писал петербургский историк, доктор наук В. Е. Возгрин в статье “Беру свои слова обратно” в газете “Голос Крыма” № 23 от 13 июля 1997 года:

“…На этом камне свободно избранных несвободы и деспотизма строилась будущая Россия. Потом укрепились сельские общины, воскрешавшие племенной диктат большинства и презрения к личности, манихейски жесткое разделение мира на “наших” и “ненаших” и соответствующие двойные мораль и нормы общежития (для своих и чужих).

То есть, по сути, аморализм, ставший постепенно одной из самых поразительных черт, которые уже точно “аршином общим не измерить”… Сюда же относится и нигилистическое отношение к частной собственности, благодаря которому марксизм, широко известный в Европе, смог укорениться и вырасти в суковатое дерево большевизма лишь в России.

Именно отсюда, полагал я в последних работах, из чисто психологической приверженности к архаике, то есть, к консервации древних коллективно-подсознательных стереотипов, исходят многие исторические и современные беды русского народа. И еще раз подчеркиваю, происхождение и развитие этих национальных черт объясняются отнюдь не некой расовой предопределенностью… они благоприобретены в результате того самого особого русского пути прогресса, наличие которого, кажется, никто не отрицает”.

Русское сознание легко признает право народов на самоопределение, на антиколониальную войну, когда речь идет о событиях, не касающихся России. Россияне охотно сочувствуют палестинцам, сочувствовали южноафриканским бурам, симпатизируют курдам, потому что это не налагает на них ни малейших обязательств относительно пересмотра собственной истории, а тем более собственных границ. Именно потому русскому сознанию так тяжело признаться самому себе, что ”бандеровщина” была самым обычным национально-освободительным движением, таким же, между прочим, как и в 1918-1921 гг.

Но такое признание будет требовать и определения места и роли самих россиян в этом процессе. А такое определение вряд ли будет очень комплиментарным.

Поскольку “бандеровское” движение было объективно направлено против имперских интересов СССР, было эффективным, хорошо организованным, последовательным и непримиримым, таким, от которого нельзя было откупиться очередным протекторатом или доминионом — оставался только путь его пропагандистской демонизации, хотя типологически это движение не отличалось принципиально от антифранцузского движения в Алжире или антианглийского в Ирландии.

Представления широкой российской общественности об эпопее ОУН-УПА сводятся к совокупности мифологем: сотрудничество с гитлеровским режимом, зверства, патологическая русофобия. Элемент невежества, сознательно сформированный Агитпропом, тут, безусловно, присутствует.

Об этом свидетельствует тот факт, что, казалось бы, профессиональные “борцы с “бандеровщиной”, как правило, не могут назвать имена деятелей этого движения, кроме, ясное дело, самого Степана Бандеры, абсолютно не информированы на предмет конкретных событий, документов и т. д.

Это фобия неизвестного, а потому еще более ужасного. Работа же с документами раскрывает другую картину. Например, тот же Степан Бандера никогда не страдал русофобией, неприятием русских как таковых только за то, что они русские. Не страдал он таким отношением к полякам, венграм, румынам, евреям. Его отношение к другим народам определялось отношением этих народов к независимости Украины. Интересно, как он сам определял статус русских в будущем самостоятельном украинском государстве: “Требование полной лояльности по отношению к Украине и ее освободительной борьбе стоит на первом месте. Тем русским, которые отвечают этим требованиям, следует гарантировать и обеспечить полное и всестороннее равноправие во всех гражданских правах и полную свободу их национального развития, соответственно международным принципам относительно национальных меньшинств. Это же относится к другим национальным группам в Украине“..

Что же касается тех, кто ведет подрывную работу против Украины и украинского народа, то таковых “необходимо обезвреживать доступными в этой ситуации средствами и методами, в соответствии с международными правилами” (С. Бандера, “Перспективи української революції”.  Мюнхен. 1978, с. 593-594).

Такое отношение к национальным меньшинствам существует во всех странах, которые принято называть цивилизованными. К лояльным гражданам — предельно лояльное, к нелояльным — нелояльное. Антигосударственная деятельность не приветствуется нигде.

Что касается взаимоотношений ОУН с Германией, прежде всего, надо прямо и честно признать исторический факт сотрудничества СССР с Берлином. И не только СССР. Англия и Франция в лице своих лидеров Чемберлена и Даладье посредством мюнхенского сговора отдали на растерзание Гитлеру Чехословакию. Это было не просто сотрудничество, а соучастие в преступлении.

Советский Союз вместе с Гитлером напал на польское государство. Это — соучастие в преступлении. И в период с 1939-го по 1941 г. СССР был стратегическим союзником гитлеровской Германии, обеспечивающий ее потребности в энергоносителях, сырье, хлебе и т.д. Без этой всесторонней помощи и поддержки Гитлер не смог бы так успешно воевать в Западной Европе и на Балканах, а его флот (подводные лодки и рейдеры) столь успешно противостоять флоту Ее Величества.

Между прочим, именно в 1939-м, когда вслед за Красной Армией в Западную Украину вошли спецподразделения НКВД, члены ОУН стали подвергаться массовым репрессиям, что заставило их бежать в немецкую зону оккупации Польши.

После 22 июня 1941 г. изгнанники возвращаются в Западную Украину. 30 июня 1941 г. во Львове они провозглашают Акт восстановления независимости Украины, имея, таким образом, в виду преемственность с Украинской Народной Республикой и Западно-Украинской Народной Республикой. Но они сразу же оговаривают, что это лишь первый этап, а основное провозглашение восстановления украинской государственности должно состояться в Киеве. Берлин требует от Степана Бандеры отозвать Акт независимости. Бандера и его соратники отказываются. Руководство ОУН арестовывается немцами, часть членов руководства расстреливается, часть отправляется в концлагеря. Степан Бандера становится узником концлагеря Заксенхаузен аж до 1944 года. Поэтому реальным лидером борьбы за независимость Украины становится командующий Украинской повстанческой армией генерал-хорунжий Роман Шухевич (псевдоним — Тарас Чупринка), сын известного историка и этнографа.

Немецкие власти начинают массовый террор против ОУН, идут расстрелы и повешения украинских националистов. ОУН не остается в долгу и начинает вооруженные действия против вермахта, войск СС и других оккупационных сил Германии. В концлагере Аушвиц (Освенцим) фашисты уничтожают двух родных братьев Бандеры. Немецкие военные архивы (прежде всего, архив в городе Кёбленц) хранят множество рапортов офицеров вермахта, гестапо и СС о нападении на вверенные им части “украинских националистических банд”. Интересно, что подобные ярлыки по адресу УПА встречаются и в советских документах. Удивительное единодушие…

В 1944г., когда немецкие войска покидают Украину, Степана Бандеру освобождают, поскольку Германия утратила интерес к Украине, и лидер ОУН уже не представляет для рейха опасности. Теперь Бандера уже не проблема Гитлера, он — проблема Сталина.

Перед освобождением немецкая сторона предложила лидеру ОУН подписать соглашение о перемирии и сотрудничестве УПА с Германией, обещая взамен оружие и амуницию для украинских повстанцев. Это не были переговоры равноправных сторон. Германии противостоял бесправный узник концлагеря, с которым можно было сделать все, что угодно. Для Бандеры это были переговоры с “петлей на шее”. Однако узник отказался от сотрудничества с Германией. Так что на фоне сотрудничества Сталина с Гитлером “сотрудничество” с Гитлером Бандеры выглядит совсем иначе.

Современные последователи укираинских националистов выступают за сохранение национальных традиций и ценностей, в том числе и традиционной семьи. В отличие от руководящей Партии регионов, которая дала согласия провести гей-парад в Киеве в мае 2013 г., украинские националисты сегодня жестко выступают против однополых браков, за сохранение традиционных ценностей.

Современные последователи украинских националистов выступают за сохранение национальных традиций и ценностей, в том числе и традиционной семьи. В отличие от руководящей Партии регионов, лидер которой дал согласие провести гей-парад в Киеве в мае 2013 г., украинские националисты сегодня жестко выступают против однополых браков, за сохранение традиционных ценностей.

Что же касается “зверств”, то на войне, к сожалению, это явление распространенное. Кстати, жертвами зверств НКВД и советского государства стали многие жители Западной Украины, более 1 млн.. человек. Это сотни тысяч расстрелянных, замученных в концлагерях ГУЛАГа, погибших в сибирской ссылке. Но вот об этих зверствах советская пропаганда всегда умалчивала.

Тут есть еще один вопрос. УПА была партизанской армией, которая действовала в Западной Украине с 1942-го по 1954 год, а отдельные отряды до середины 60-х. Любая партизанская армия критически зависит от поддержки местного населения. Ни одна такая армия не сможет существовать среди ненавидящих ее местных жителей. А тот, кто творит зверства, очень быстро становится объектом ненависти. Значит, что-то тут у коммунистических пропагандистов не сходится… Впрочем, зверства и преступления против западных украинцев были, и об этом рассказывают некоторые интересные советские документы. Вот, например, такой.

“Совершенно секретно.

Военный прокурор войск МВД Украинского округа

15 февраля 1949 г.

№ 4/00134

Секретарю ЦК КПБ Украины тов. Н.С. Хрущеву. Докладная записка о фактах грубого нарушения советской законности в деятельности так называемых спецгрупп МГБ.

Министерством госбезопасности Украинской ССР и его управлениями в западных областях Украины в целях выявления вражеского, украинско-националистического подполья, широко применяются так называемые спецгруппы, действующие под видом бандитов УПА.

Этот весьма острый метод оперативной работы, если бы он применялся умело, несомненно, способствовал бы скорейшему выкорчевыванию остатков бандитского подполья.

Однако, как показывают факты, грубо провокационная и неумная работа ряда спецгрупп и допускаемые их участниками произвол и насилие над местным населением не только не облегчают борьбу, но, наоборот, усложняют ее, подрывают авторитет советской законности.

Например:

1.В марте 1948 г. спецгруппа, возглавляемая агентом МГБ “Крылатым”, дважды посещала дом жителя с. Грыцькы Дубовицкого р-на Ровенской обл. Паламарчук Г.С., 62 лет, и, выдавая себя за бандитов УПА, жестоко истязала его и двух его дочерей, обвиняя их в том, что якобы они “выдавали органам МГБ украинских людей”.

На основании полученных таким провокационным путем “материалов” они были арестованы, причем, как заявили арестованные, сотрудники отдела МГБ во время допросов их также били и требовали, чтобы они дали показания о связи с бандитами.

2. В ночь на 22 июля 1948 г. спецгруппой был уведен в лес житель с. Ридкив Михальчук С.В., инвалид Отечественной войны. В лесу он был подвергнут допросу, во время которого его связывали, подвешивали и тяжко избивали, добиваясь таким путем показаний о связи с бандитами.

3. В ночь на 23 июля 1948 г. этой же спецгруппой из с. Подвысоцкое была уведена в лес гр-ка Репницкая Н.Я., рожд. 1931 г. В лесу она была подвергнута пыткам. Участники спецгруппы тяжко ее избивали, подвешивали вверх ногами,…, а затем поочередно изнасиловали. В беспомощном состоянии она была брошена в лесу, где ее нашел муж и доставил в больницу, в которой находилась продолжительное время на излечении.

Не располагая достаточными материалами, так называемые спецгруппы МГБ действуют вслепую, в результате чего жертвой их произвола часто являются лица, непричастные к украинскому бандитскому националистическому подполью. Наряду с этим следует сказать, что этот метод работы органов МГБ хорошо известен оуновскому подполью. Не являются также секретом подобные “операционные комбинации” и для тех лиц, над которыми участники спецгрупп чинили насилие.

Подобные факты из деятельности спецгрупп МГБ, к сожалению, далеко не единичны и, как показывает следственная практика, если в отдельных случаях спецгруппам путем насилия и запугивания, все же удается получить “признательные показания” от отдельных лиц о связи их с бандитским подпольем, то добросовестное и проведенное в соответствии с требованиями закона расследование неизбежно вскрывает провокационную природу этих “признательных показаний”, а освобождение из тюрьмы арестованных по материалам спецгрупп влечет за собой дискредитацию советской законности, органов МГБ и возможность использования каждого случая провокаций во вражеских, антисоветских целях украинскими националистами.

Выступая в роли бандитов УПА, участники спецбоевок МГБ занимаются антисоветской пропагандой и агитацией, идут по линии искусственного провокационного создания антисоветского националистического подполья. Кто может поручиться, что обработанные таким провокационным путем лица не уйдут из-под контроля органов МГБ и не совершат террористический акт.

Например: в ночь на 18 сентября 1948 г. в с. Ставкы Ровенского района участниками антисоветской националистической организации был разоружен боец самоохороны Ковалишин и совершен террористический акт над жительницей Кучинец Л.Ф., являвшейся секретной сотрудницей МГБ. Организаторами данной националистической группы и организаторами убийства гр-ки Кучинец являлись секретные сотрудники Ровенского РО МГБ.

Грабежи, как и другие нарушения советской законности оправдываются также оперативными соображениями и не только рядовыми работниками МГБ, но и самим министром тов. Савченко, который в беседе со мной заявил: “Нельзя боевки посылать в лес с консервами. Их сразу же расшифруют”. Таким образом, грабежи местного населения спецбоевиками рассматривают как неизбежное зло.

Органы МГБ под руководством партии проводят огромную работу по выкорчевыванию остатков украинско-националистического бандитского подполья, в борьбе с которым хороши все средства и нужны хитрость и изворотливость. Но нарушения партийных и советских законов недопустимо, на что Вы, Никита Сергеевич, неоднократно указывали.

Военный прокурор войск МВД Украинского округа полковник юстиции Кошарский.”

Интересно, сколько подобных акций МГБ было списано на “зверства” “бандеровцев”? Советский военный прокурор утверждает, что это были далеко не единичные случаи. Это была хорошо организованная массовая кампания террора под видом “бандитов” националистического подполья. Между прочим, подобная тактика не являлась изобретением названного периода. Сохранилось письмо В.И. Ленина, датированное началом 20-х годов (уже неоднократно цитировавшееся в прессе), где он рекомендует красным войскам на плечах отступавших белогвардейских отрядов ворваться в Эстонию, перевешать как можно больше офицеров, попов, чиновников, полицейских, а потом все это на белых и списать. Так что все происходило в русле старой большевистской традиции: провокации, ложь, клевета.

Если у кого-то еще остаются сомнения, на чьей совести львиная доля зверств в Западной Украине, то вот еще один документ.

“Совершенно секретно.

Наркому внутренних дел СССР Л. Берии.

26.07.1945г. №8/156451. Сообщение об организации и результатах работы специальных групп для борьбы с оуновским бандитизмом в западных областях Украины.

Часть бандитов УПА, которые явились с повинной, используют сначала как отдельных агентов-боевиков, а позднее в боевых группах особого назначения, названных нами специальными группами.

В тех случаях, когда агент-боевик, который влился в банду или в подполье ОУН, не имел возможности физического уничтожения или захвата руководителя-главаря, его заданием была компрометация главаря банды или местного подполья для усиления и активизации разложения банды или местной организации ОУН.

Комплектование спецгрупп при оперативных группах НКВД УССР проводилось по принципу подбора агентов-боевиков, которые были проверены на исполнении заданий ликвидации оуновского бандитизма (в том числе убийств населения, которое сочувствовало ОУН-УПА).

В Ровенской и Волынской областях в состав специальных групп вливались также бывшие партизаны-ковпаковцы, хорошо знакомые с местными условиями, которые имели большой опыт борьбы с оуновским бандитизмом.

По своему внешнему виду и вооружению, знанию местных бытовых особенностей, языка и конспиративному способу действий личный состав специальных групп ничем не отличался от бандитов УПА, что вводило в заблуждение аппарат живой связи и главарей УПА и оуновского подполья.

В случаях угрозы расшифровки или невозможности осуществления захвата определенных планом главарей ОУН-УПА участники спецгрупп уничтожают последних, к тому же во многих случаях создают такое впечатление в оуновской среде и среди населения, что уничтожение руководителей ОУН-УПА осуществлено бандитами СБ (Служба безопасности ОУН. — Авт.).

В состав каждой спецгруппы входит от 3 до 50 и больше лиц, которые в зависимости от легенды и задания представляют собой особую “свиту” вымышленного бандитского руководителя.

По состоянию на 20 июня 1945г. всего в западных областях Украины действует 156 спецгрупп с общим количеством участников в них — 1783 человека.

Нарком внутренних дел УССР — Рясный.”

Хочется обратить внимание читателя на выделенную мной фразу наркома, где он говорит о том, что своих агентов они проверяли на убийствах населения, сочувствовавшего ОУН-УПА. Заметьте, не сотрудничавшего, не помогавшего, а всего лишь сочувствовавшего ОУН-УПА. А если учесть, что сочувствовали в Западной Украине очень многие, подавляющее большинство, то и убивать можно было всех без разбору. Что и делалось. И послания отдельных военных прокуроров, которые пытались как-то ограничить этот беспредел, ничего изменить не могли.

Ну а жертвы многочисленных экзекуций НКВД — МГБ, как всегда, списывались на “зверства” “бандеровцев”. А потом подключался мощный аппарат агитпропа и легенды о массовых “зверствах” ОУН-УПА распространялись от Житомира до Курильских островов. Советским людям лгали постоянно, организованно и профессионально.

Святой Русской Православной Церкви преподобный Амфилохий Почаевский

Святой Русской Православной Церкви преподобный Амфилохий Почаевский постоянно лечил, благословлял и помогал войнам УПА.

И почему-то даже те люди, которые считают себя демократами, антикоммунистами и антисталинистами, продолжают транслировать еще сталинского закваса пропаганду о “бандитах” ОУН-УПА. А между тем “бандитами” были все, кто сопротивлялся большевистскому террору. От отравленных боевыми газами тамбовских крестьян, доведенных до отчаяния коммунистическими грабежами и насилиями и восставших под предводительством Антонова, до узбекских дехкан, которые ну никак не хотели принимать красные порядки. Эти, считающие себя демократами люди, почему-то не дают себе труда подумать: мог ли режим, уничтожавший собственный народ, вести себя лучше в Западной Украине? И что должны были делать западные украинцы: покорно, как бараны на бойню, идти в сталинские ГУЛАГи? А они вот взялись за оружие и стояли насмерть. И потому — “бандиты”. Понятно, почему так люто ненавидят ветеранов ОУН-УПА коммунисты. Они ведь мало где получали такой серьезный отпор. Партийный актив чувствовал себя в Западной Украине уж очень неуютно. И пережитый ими страх до сих пор делает их самыми рьяными носителями соответствующих догм агитпропа, в первую очередь жуткого образа “бандеровца”, который должен вызывать страх, ненависть и отвращение на физиологическом уровне. Этот более чем сомнительный в своей основе образ очень активно и, увы, успешно используется антиукраинской пропагандой как своего рода “страшилка” для этнических русских в Российской Федерации и Украине и для определенной части украинцев востока и юга. Это облегчается тем, что в названных регионах толкование истории украинского национально-освободительного движения отдано на откуп антигосударственным силам разной направленности, в первую очередь, коммунистам.

В их толковании, как и в большинстве российских публикаций (практически во всех), “бандеровцы” предстают как мастера самых изощренных пыток (хотя, в действительности, именно они часто были жертвами таковых), как носители зверских инстинктов, специалисты по разным издевательствам над русскими, евреями и поляками. Два последних этноса вряд ли вызывают искреннее сочувствие пропагандистов, но обязательно называются для придания “зверствам” большей универсальности.

Что касается трагических событий на Волыни и в Галичине, то они были спровоцированы польской Армией Крайовой (АК). Поляки организовали этнические чистки, а на Львовщине такие чистки имели геополитический характер: АК стремилась создать сплошной коридор польских сел от Кракова до Львова. С этой целью наносились систематические удары по украинским поселениям. УПА предложила АК прекратить эти акции и начать переговоры. Реакции не последовало. Тогда УПА по методу “клин клином” нанесла удар по польским селениям. После этого руководство АК пошло на переговоры с украинцами. Кого больше винить в этой ситуации: АК или УПА? Кстати, АК в Польше давно признана героической организацией, хотя она изрядно “пощипала” польских коммунистов.

Одновременно антиукраинские пропагандисты последовательно и принципиально замалчивают все жестокости против ОУН-УПА и мирного населения. Ибо признание этих преступлений также будет способствовать разрушению “антибандеровского” мифа. Соответствие этого абсолютно негативного образа “бандеровца” реальности — вопрос вне обсуждения в российской исторической науке, не говоря уже о публицистике. И все это несмотря на то, что сегодня существует возможность доступа ко многим аутентичным источникам.

Образ “бандеровца” в русском сознании почти полностью совпадает с образом галичанина, который воспринимается как западный, католический, чужой остальной Украине тип, как искуситель “пророссийского” (по определению) украинского народа.

Тут снова срабатывает фактор невежества. Как минимум, половину УПА и ОУН составляли выходцы из Волыни, Полесья, Буковины, в огромном большинстве — православные.

Галичане абсолютно противоречат всем устоявшимся русским догмам об Украине, что вызывает возмущение и враждебность большинства русской публики. Западные украинцы оказались более твердым и неуступчивым человеческим материалом, чем их восточные братья, находившиеся в значительно худших национальных обстоятельствах.

“Захиднякы” не поддавались русификации (прежде всего, психологической), были устойчивы к славянофильской и интернациональной пропаганде, религиозны, умели четко формулировать свои цели и национальные требования. То есть, они воплощали все те черты, которые русское сознание так не хотело видеть в украинцах. Галичане производили впечатление представителей развитой европейской нации, каковой по московским проектам не должно быть в Украине. Уровень их национального самосознания был, с точки зрения руководства СССР, слишком высок. Именно это в советские времена вызывало подозрение и недоверие к выходцам из Западной Украины, даже если это были носители обычных компартийных взглядов. Галичанину было практически невозможно попасть на верхушку партийного олимпа УССР.

Такое отношение русского общественного мнения (как правило, очень негативное) связано, кроме прочего, также с тем, что русская ментальность (и элитарная, и массовая) воспринимает высокий уровень украинского национального сознания как шовинистическую русофобию, нормой же считает почти полное отсутствие у украинцев национального сознания. Русские склонны приписывать “бандеровцам” ту враждебность к себе, которую они сами ощущают к сознательным в национальном отношении украинцам, и тогда тезис “мы их ненавидим” меняется на более удобный и психологически выигрышный — “они нас ненавидят”.

Тут следует обратить внимание на некоторые специфические психокомплексы в русском сознании. Русская общественность любит обсуждать враждебные чувства других народов относительно русских, но всячески уклоняется от обсуждения и анализа собственных негативных чувств к другим: евреям, татарам, кавказцам, украинцам, прибалтам, сплошь и рядом подменяя серьезный уровень рассмотрения примитивными клоунадами с заверениями “простых людей” в любви к соседу-инородцу или трогательной историей взаимоотношений отдельного русского с отдельным нерусским, что никоим образом не снимает с повестки дня необходимости глубокого и честного анализа взаимоотношений народов.

В отношении русской общественности к украинскому национально-освободительному движению можно отметить определенную культурно-психологическую особенность, которую определил Ф.М. Достоевский, сказавший, что люди всегда ненавидят тех, кому они причинили зло. Ведь русскому сознанию, над которым тяготеют (вспомним точку зрения историка В.Е. Возгрина) старинные племенные комплексы деления мира на “свой” и “чужой”, а соответственно, и морали на мораль для своих и чужих, неимоверно тяжело отдать должное тем, кто был объективно против России, против ее войск и при этом был прав, а его действия были этически справедливы и исторически оправданы. Для этого нужно подняться над племенными комплексами, над национальной ограниченностью.

Наконец, признать историческую справедливость украинского освободительного движения 40 — 50-х годов на западных землях означает необходимость (логическую и моральную) сделать весьма самокритические выводы.

Вот уже 11 лет длится очень странное, абсолютно нелогичное состояние, когда мы ежегодно отмечаем День независимости Украины и одновременно с этим не признаем тех, кто, не щадя живота своего, за эту независимость боролся. ОУН-УПА была единственной вооруженной силой, которая боролась за независимое украинское государство.

a_65d69db4Признавать независимость Украины — значит признавать и героев борьбы за нее. Не признавать борцов за независимость — означает не признавать саму независимость. Надо быть последовательными: кто сказал “а”, тот должен сказать и “б”. И, кажется, что-то и у нас меняется даже не к лучшему, а просто к нормальному. Как сообщило агентство УНИАН: “… Под председательством вице-премьер-министра Украины Владимира Семиноженко состоялось очередное заседание правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН-УПА, на котором обсуждался проект закона “О восстановлении исторической справедливости по отношению к борцам за свободу и независимость украинского государства” во исполнение поручения правительства.. Представляя этот документ, заместитель государственного секретаря Министерства юстиции Александр Расенюк отметил, что основой для его разработки стал предварительный исторический вывод Института истории Украины — ведущего научного учреждения по вопросам изучения деятельности ОУН-УПА. Законопроектом предлагается признать борьбу Украинской повстанческой армии с идеологическим обеспечением Организации украинских националистов борьбой за свободу и независимость украинского государства и считать период с сентября 1939 г. до середины 50-х годов XX столетия движением сопротивления, которое оказывалось ОУН-УПА с одной целью — объединения и создания единой Украины. В ходе обсуждения практически все участники совещания отметили прогресс в рассмотрении этого вопроса. Они в целом одобрили поданный проект закона. Заинтересованным центральным органам исполнительной власти поручено доработать законопроект с учетом высказанных предложений и замечаний.

Участники совещания отметили, что успешная работа правительственной комиссии непременно будет способствовать консолидации украинского общества и является существенным вкладом в общественную деятельность по восстановлению исторической справедливости”.

К этому сообщению трудно что-либо добавить. Ну, а “бандерофобия” будет постепенно исчезать, по мере того, как русское сознание будет примиряться с фактом существования независимого украинского государства.

P.S. Кстати, а почему бы не создать комиссию по изучению деятельности КПСС/КПУ? И поручить Институту истории Украины сделать предварительные исторические выводы о последствиях для Украины работы этой организации. А заодно и деятельности таких структур, как ЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ, КГБ по претворению в жизнь линии партии Ленина-Сталина.

P.P.S. И наконец, для баланса и справедливости мне бы хотелось процитировать некоторые письма от русских людей, полученные моим коллегой, постоянным ведущим передачи “Якби ми вчились так, як треба…” на Украинском радио профессором Анатолием Погрибным.

Вот письмо от киевлянина А. Васильева:

“Ах, как мы, русские, боимся украинского национализма! Но националист — это человек, который любит свой народ, бережет свою культуру и язык. Поэтому все китайцы (в Китае) — националисты, все немцы (в ФРГ) — националисты, все русские (в России) — националисты. И т.д. Так почему же когда украинец на своей земле заговорит по-украински, мы его, как нацисты, травим?”.

А вот письмо М. Мартынова из Харькова:

“Как-то в разговоре с одним демократом местного розлива зашла речь о формированиях ОУН-УПА.

- Это бандиты! — безапелляционно выпалил собеседник. — Да, да, — поддакнул я, — проходу от них не было в Подмосковье. — Почему в Подмосковье? — непонимающе уставился он на меня. — Они же действовали в Западной Украине. — Разве? — притворно удивился я. — Но тогда позвольте спросить: кто туда звал советских? Не они ли вломились туда и стали насаждать свои порядки? Да ведь каждый в таком случае должен всеми способами защитить собственный дом. Итак, кто же бандит — тот, кто защищает свой дом, или тот, который в него врывается? Я русский человек, и я низко кланяюсь бойцам ОУН-УПА, это настоящие герои; в отличие от многих, они не пошли покорно в ГУЛАГ, а сопротивлялись до конца”.

И это тоже русское сознание…

ПРИЛОЖЕНИЕ

БРАШЮРА-ОБРАЩЕНИЕ УПА К НАРОДАМ СССР С ПРОГРАММОЙ ДВИЖЕНИЯ

Свобода народам и человеку!

За Украинское Самостоятельное Соборное Государство!

За независимые национальные государства всех народов СССР!

Угнетенные народы СССР,  с о е д и н я й т е с ь  для борьбы против большевистских поработителей и эксплуататоров!

——————

КТО ТАКИЕ БАНДЕРОВЦЫ И ЗА ЧТО ОНИ БОРЮТСЯ

——————

Большевистские поработители боятся, что народные массы СССР узнают правду о бандеровцах

1d5fdd0-b1По всей Украине, а может быть, и по всему Советскому Союзу, наверно, нет сегодня ни одного человека, ничего не слыхавшего о той революционной антибольшевистской борьбе, которую вот уже на протяжении четырех лет, главным образом в западно-украинских областях, ведет украинский народ.

По всей Украине, а может быть, и по всему Советскому Союзу, наверно, нет сегодня ни одного человека, ничего не слыхавшего о бандеровцах. Героической борьбы миллионов не удалось скрыть от народных масс Советского Союза даже большевистским поработителям. Известия об этой борьбе различными путями облетели все огромные советские просторы, и сегодня знают о ней уже почти все подсоветские люди.

Hесмотря на то, что досегодня о нас, бандеровцах, о нашей революционной антибольшевистской борьбе, слыхали уже почти все подсоветские люди, однако они не всегда знают о нас  п р а в д у.

Многие из подсоветских людей, веря большевистской пропаганде, думают, что мы, бандеровцы — на самом деле “украинско-немецкие националисты”, то есть гитлеровские или, — как в последнеее время клевещут большевики, — англо-американские агенты, что мы на самом деле “кулаки” или “буржуи”, что мы на самом деле — “бандиты”, сидящие в лесу и пребывающие в подполье только потому, что “опасаемся народного правосудия”.

Все то, что говорит о нас большевистская пропаганда, — бесстыднейшая, цинически подлая ложь. Большевистсткие враги народа ширят эту ложь о нас, чтобы скрыть от народных масс Советского Союза подлинный  н а ц и о н а л ь н о-  и  с о ц и а л ь н о — о с в о б о д и т е л ь н ы й характер нашего движения.

Они именно боятся, чтобы народные массы Советского Союза, познав действительные цели нашей борьбы, ее прогрессивный, народно-освободительный характер, “не заразились” революционными, “бандеровскими” идеями и, по примеру украинского народа, сами не стали на путь освободительной антибольшевистской борьбы. Большевистские империалисты понимают, что это значило бы конец их господству над народами Советского Союза, их смерть.

Чтобы не допустить этого, чтобы иметь возможность и дальше безнаказанно угнетать и эксплуатировать десятки народов Советского Союза, сотни миллионов трудящихся, большевистские бандиты, с одной стороны, прилагают все усилия, чтобы физически уничтожить всех участников нашего освободительно-революционного движения, уничтожить нашу подпольную революционную организацию, и, с другой стороны, не останавливаются ни перед какой ложью, не брезгуют даже самой наглой клеветой, лишь бы только наше революционное движение в глазах народных масс запятнать, опозорить, идейно скомпрометировать и, таким образом, сделать его неприемлемым для народов и трудящихся масс Советского Союза.

Но это на более долгое время большевистским врагам народа никак не удастся. Подобно тому, как не удалось им скрыть от народов Советского Союза самого  ф а к т а  нашей антибольшевистской борьбы, так не удастся им на более долгое время скрыть от подсоветских людей и  п р а в д ы  о  п о д л и н н о м  х а р а к т е р е  н а ш е г о  д в и ж е н и я.

Kакие бы меры большевики не принимали, но все-таки правда о нас, бандеровцах, об освободительной борьбе украинского народа всегда пробьет себе дорогу к подсоветским народным массам. “Ложью далеко не уедешь” — говорит украинская пословица.

Рассказать подсоветским людям краткую правду о нас, бандеровцах, о нашем освободительно-революционном движении — это именно является заданием предлагаемой брошюронки.

Бандеровцы — последовательные борцы за освобождение украинского народа

3c5310d-b2Бандеровцы — это в последнее время общеупотребляемое, популярное название всех участников повстанческой и подпольной революционной борьбы, поднятой украинским народом против немцев в период гитлеровской оккупации, и продолжаемой с 1944 года против большевистских захватчиков.

Это название происходит от фамилии славного сына украинского народа, многолетнего революцинного борца за свободу и государственную независимость Украины, руководителя революционной Организации Украинских Националистов (ОУН) — Степана Бандеры.

Организация Украинских Националистов, руководимая С. Бандерой, является на украинской почве единственным последовательным реализатором идеи революционной бескомпромиссной борьбы украинского народа против всех оккупантов за его национальную свободу и независимость.

Мы, бандеровцы, всегда вели самую радикальную противооккупантскую борьбу в период до 1939 года. Единственные мы, бандеровцы, организовывали активную революционную борьбу против большевистских захватчиков в 1939-41 годах.

В м. июне 1941 года, после отступления с части Украины большевистских армий, ОУН, руководимая С. Бандерой, образовала Правительство и провозгласила восстановление независимого Украинского Государства (30-го июня 1941 г.).

Когда же немцы заняли враждебную позицию по отношению к этому Акту и когда они арестовали руководителя ОУН С. Бандеру, новообразованное Правительство во главе с премьером Я. Стецько и многих других руководящих украинцев, — ОУН во главе с С.Бандерой сразу же повела против гитлеровцев активную, сначала подпольную, а с 1942 г. — повстанческую борьбу.

С 1944 г., то есть со времени очередной оккупации всех украинских территорий московско-большевистскими империалистами, ОУН, руководимая С. Бандерой, является на украинских землях единственной организованной национальной политической силой.

Единственная ОУН, руководимая С.Бандерой, в тяжелых условиях большевистской оккупации осталась с народом на поле боя и, идя в авангарде освободительной борьбы против большевистских захватчиков, вот уже в течении четырех лет самоотверженно служит делу освобождения Украины от господства оккупантов.

В упорной борьбе ОУН, руководимая С.Бандерой, вот уже в течении четырех лет не только выдерживает бешенные атаки большевистского врага, но и на многих участках нашего революционного фронта развертывает успешное наступление.

Идейно-политический облик бандеровцев — е д и н. Зато по своей организационно-партийной принадлежности бандеровци — это или а) члены ОУН, руководимой С.Бандерой, или б) беспартийные украинские патриоты, борющиеся за свободу и государственную независимость Украины как в Украинской Повстанческой Армии (УПА), так и в революционном подполье.

УПА возникла в 1942 году в порядке развертывания украинским народом массовой всенародной вооруженной борьбы против гитлеровских оккупантов. ОУН, руководимая С. Бандерой, была инициатором, первым организатором и руководителем УПА. УПАрмией с начала ее образования и до сих пор командует один из замечательных украинских революционеров, многолетний подпольный борец за свободу украинского народа — генерал Тарас Чупрынка [подпольный псевдоним Романа Шухевича - ІП].

Как в УПА, так и в революционном подполье можно встретить тоже таких украинцев, которые в прошлом принадлежали к различным украинским политическим партиям. Всех нас сегодня объединяет освободительная борьба против большевистских оккупантов.

Наивысшее руководство всей освободительно-революционной борьбой украинского народа осуществляет Украинский Главный Освободительный Совет (УГОС; украинское сокращение УГВР — Українська Головна Визвольна Рада). УГОС — это революционный Парламент и Правительство украинского народа на время его освободительной борьбы.

УГОС был создан в м. июне 1944 года в условиях антигитлеровской борьбы УПА. Он состоит из представителей разных украинских партий и групп со всех украинских земель. УГОСовету подчиняются УПА, все украинское революционное подполье; в его состав входит ОУН, руководимая С. Бандерой, его поддерживает весь украинский народ, ведущий активную антибольшевистскую борьбу.

Почему мы, бандеровцы, называем себя националистами?

Мы, бандеровцы, называем себя  н а ц и о н а л и с т а м и  потому, что центральное место в нашей идеологии занимает  у ч е н и е  о  н а ц и и. Согласно этому учению мы, националисты, в противоположность марксистам и большевикам считаем, именно, что:

а) народ, нация является наивысшим и наиболее прочным типом человеческой общности — выше и прочнее, чем общественный класс;

б) в международном разрезе субъектами истории является народы, нации, а не общественные классы;

в) народы, нации — не исторически преходящее явление, свойственное только эпохе капитализма, но явление, свойственное и всем другим социально-экономическим формациям; В период капитализма, вследствие огромного развития цивилизационных и культурных условий жизни, нации как человеческие общности только необыкновенно окрепли;

г) наилучшие условия для всестороннего развития народа обеспечивает только национальное государство;

д) наилучшей международной системой, в равной мере соответствующей как интересам отдельных народов, так и интересам международного сотрудничества и установлению действительной дружбы между народами, является система национальных государств всех народов мира;

е) необходимым условием для улучшения судьбы трудящихся классов порабощенного народа является национально-политическое освобождение всего народа;

ж) в противоположность украинским большевикам, принимающим волю своих кремлевских хозяев как наивысший приказ, для нас, украинских националистов, нашим наивысшим приказом является благосостояние и счастье украинского народа.

Наиважнейшим заданием украинского народа в настоящий момент мы считаем борьбу против московско-большевистских оккупантов и их агентов — украинских большевиков — за национальное и социальное освобождение, за построение украинского, действительно независимого национального государства.

Украинские националисты не являются ни шовинистами, ни империалистами

23c874a-b5Мы, украинские националисты —   н е   ш о в и н и с т ы. Борясь за украинское государство, мы боремся только за осуществление нашим народом тех прав, которыми уже давно пользуется преобладающее большинство народов мира и которые (права) уже давно признаны как естественные права каждого народа. Кстати, наша борьба является законной даже с точки зрения большевистских законов: конституция СССР обеспечивает каждому народу право на свободный выход из состава СССР.

Ко всем народам мы питаем искренние симпатии. Со всеми народами мира, в том числе и с русским народом, который построит свое национальное государство на своих этнографических землях, мы хотим жить в мире и сотрудничестве. Мы боремся не против соседних нам народов в целом, а только против тех империалистических сил, которые нас порабощают.

Подчеркиваем еще раз: все народы, в том числе русский и польский народы, мы ценим и уважаем и стремимся к тесной дружбе и сотрудничеству с ними. Мы ненавидим только те империалистические силы, которые нас порабощают или хотят поработить, только против них мы и боремся.

Мы, украинские националисты -  также  н е  и м п е р и а л и с т ы. Независимое украинское государство мы хотим построить только на украинских этнографических землях, то есть на землях, на которых в большинстве живет украинский народ. Мы не посягаем ни на малейший клочок чужой территории.

Мы против всякого империализма — против порабощения в какой бы то ни было форме одного народа другим, против империалистических войн и захватов, против многонациональных империй. Мы за полнейшее осуществление идей свободных национальных государств всех народов мира.

Мы, бандеровцы, не были, не есть и не будем ничьей агентурой

Мы, бандеровцы никогда не были и не будем ничьей агентурой. В нашей борьбе за национальную независимость Украины мы ориентируемся только на собственные силы украинского народа.

В частности, мы, бандеровцы, никогда не сотрудничали с немцами, как это о нас лгут большевистские враги народа. В нашей подпольной литературе мы уже не раз широко отвечали на эту подлую клевету.

С первых же дней оккупации Украины гитлеровцами ОУН, руководимая С. Бандерой, начала против них активную подпольную борьбу. В конце 1942 года для борьбы с гитлеровцами ОУН приступила к созданию вооруженных отрядов. Эти вооруженные отряды положили начало УПА.

В течении 1942-44 гг. многотысячная УПА и революционное подполье ОУН своей вооруженной борьбой нанесли немцам значительные потери в людях, имуществе и транспорте. В 1934-44 гг. под исключительным контролем УПА были целые районы Полесья, Волыни, Карпат, отдельные лесные массивы Галиции.

Эта борьба происходила на глазах и с участием всего украинского народа. Об этой борьбе может каждому, заинтересованному в этом, рассказать каждый ребенок в западных областях, каждая украинская крестьянка. Об этой борьбе свидетельствуют, сегодня еще не раскопанные большевиками, многочисленные могилы революционеров и повстанцев, павших в борьбе с гитлеровцами.

О ней свидетельствует тот факт, что в гитлеровских тюрьмах и концлагерях очутились тысячи украинских революционеров во главе с С. Бандерой, Я. Стецьком и многими другими руководящими членами нашего движения.

В немецких тюрьмах, от гестаповских пуль во всех широчайших просторах Украины погибли такие руководящие бандеровцы, как Иван Клымив-Легенда (Львов), Димитрий Мирон-Орлик (Киев), Николай Лемик (Харьковщина), Пантелеймон Сак-Могила (Киев, родом из восточных областей), Сергей Шерстюк (Кривой Рог, родом из восточных областей) и сотни других.

За кого принимает советских людей продажный Мануильский, осмеливающийся говорить, что Бандеру немцы заперли в тюрьму “по его собственному желанию”?!

Кто же другой, кроме большевистских угнетателей, отважился бы так цинически издеваться над народом — над тем народом, который видел антигитлеровскую борьбу бандеровцев собственными глазами и сам принимал в ней активнейшее массовое участие?!

За нами, бандеровцами, три года подпольной и повстанческой борьбы против гитлеровских оккупантов. В гитлеровцев как оккупантов Украины и врагов всех вольнолюбивых народов мы стреляли, а не сотрудничали с ними. Об этом знает не только весь украинский народ, но и весь мир.

Мы, бандеровцы — борцы за интересы трудящихся масс, а не защитники эксплуататорских классов

452fb1d-b3Большевистские лжецы стараются представить нас перед советскими массами как защитников интересов “кулаков” или “буржуазии”. Это тоже подлая ложь. Мы не имеем ничего общего с этими общественными классами ни с точки зрения целей нашей борьбы, ни с точки зрения социального происхождения и классовой принадлежности участников нашего движения.

Что касается социальных целей нашей борьбы, то мы, бандеровцы, боремся за построение бесклассового общества. Мы против возвращения в Украину как помещиков, так и капиталистов.

Мы за уничтожение в Украине нового эксплуататорского паразитического класса — класса большевистских вельмож, состоящего из заправил партии, МВД и МГБ, администрации, армии. Мы за общественную собственность на орудия и средства производства.

Против колхозов мы выступаем потому, что они являются главной причиной нищеты и гибели украинской деревни. Мы хотим, чтобы в независимом украинском государстве вопрос о форме землепользования был разрешен самим украинским крестьянством.

Какие же, имея в виду такие социальные цели нашей борьбы, из нас могут быть защитники “кулачества” или “буржуазии”?

Так же само обстоит дело с тем, что касается социального происхождения участников нашего движения. “Буржуя” среди нас никто не найдет, если бы даже искал его со свечой в руках.

Нет среди нас и “кулаков”. В своей общей массе западно-украинское крестьянство малоземельно или, по крайней мере, середняцко. Малоземельные и безземельные крестьяне, батраки, середняки, рабочие, студенты, ученики средних школ, инженеры, врачи, юристы, учителя — вот кто такие по своему социальному происхождению все участвующие в нашем движении.

Разве же мы, сыновья трудящегося и эксплуатируемого народа, можем бороться за интересы эксплуататорских классов? Разве же мы можем бороться против своих отцов? Разве нас поддерживали бы столь широко украинские трудящиеся массы, когда бы мы боролись за чуждые им цели? Каждому здравомыслящему человеку должно быть ясным, что нет.

Несколько слов о нашем прошлом

Как настоящее, так и прошлое бандеровцев — славно и героично. Многие из нас, главным образом из старших возрастом революционеров, — это многолетние политзаключенные бывших польских, румынских и гитлеровских, а потом и большевистских тюрем и концлагерей, часто приговорены к пожизненному заключению.

У не одного из них еще до сих пор виднеют близны [рубцы] от тюремных оков. Не одному из них поломали ребра, повыбивали зубы польская полиция, румынская сигуранца, немецкое гестапо, большевистское мвд. Многие из нас встали на путь революционной, подпольной борьбы против оккупантов, имея всего лишь 14-16 лет от рождения.

В подпольных ячейках, на подпольной, революционной работе протекали наши наилучшие юношеские годы. С подпольем, с революционной борьбой связаны все наши самые пылкие юношеские мечты, самые благородные юношеские порывы.

Преследуемый полицией, всегда угрожаемый тюрьмой, концлагерем, полицейской пулей, часто не обеспеченный в материальном отношении, украинские революционеры всегда мужественно, с самоотвержением, с наивысшей преданностью делу героически выполнял свои революционные обязанности — обязанности передового борца революции, организатора и руководителя народа в его борьбе против оккупантов.

Не смотря ни на какие трудности, ни на какие препятствия, мы, бандеровцы, всегда шли в народ в народные массы, несли им революционное слово правды, своим смелым революционным действием поддерживали на духе, а часто защищали и от террора.

Для украинских народных масс украинский революционер всегда был образцом патриотизма, мужества, стойкости, героизма, лучших гражданских и революционных чеснот. Именно поэтому так сегодня народ нас любит и всячески поддерживает.

Почему мы, украинские революционеры и повстанцы, боремся против большевистских угнетателей и эксплуататоров

Кое-кому из подсоветских людей, ослепленных большевистской пропагандой, считающих, что большевики “наилучше в мире разрешили национальный вопрос”, “построили социализм” и завели “подлинно народную демократию”, — может быть непонятно, почему именно мы, бандеровцы, боремся против большевиков, против советской власти.

Все то, что говорит большевистская пропаганда о политике большевистской партии и достижениях советской власти, также коварная и бестыжая ложь. Правда о Советском Союзе совершенно противоположна тому, что говорит о нем большевистская пропаганда.

Мы, бандеровцы, боремся против большевиков потому, что они как по отношению к Украине, так и по отношению к другим нерусским народам СССР проводят политику жестокого национального угнетения и экономической эксплуатации.

Украинский народ, как и каждый другой подсоветский нерусский народ, не имеет в СССР никаких национально-политических прав и находится в положении полного политического порабощения. Так называемая Украинская ССР, как и каждая т.наз. союзная республика, является, по существу, не “независимым государством украинского народа”, как об этом врут большевики, а обыкновенной административной единицей, обыкновенной бесправной губернией большевистской империи.

Ни верховный совет УССР, ни ее “правительство” не пользуются и тенью тех прав, которыми обыкновенно пользуются эти учреждения в действительно независимых государствах.

Так называемый “суверенитет союзных республик” — это только фикция, пустая фраза, служащая большевикам для обманывания трудящихся масс Советского Союза и всего мира, фраза без малейшего практического значения. Ни “верховный совет” УССР, ни ее “правительство” не в состоянии сделать что-нибудь самостоятельно, без согласия на это московского центра.

Украинский народ, как и каждый другой нерусский подсоветский народ, в система большевистского СССР фактически лишен какой бы то ни было возможности свободного волеизъявления и независимого руководства своими делами. Обо всем, согласно только собственным империалистическим интересам, совершенно игнорируя потребности отдельных народов и обыкновенно вопреки их самым жизненным правам, решает большевистский империалистический центр — большевистская Москва.

Большевики экономически жестоко эксплуатируют Украину, как и каждую другу т.наз. союзную республику, в экономическом отношении. Кремлевские империалисты используют Украину в первую очередь как сырьевую базу для промышленности центральных районов России. В промышленные районы России из Украины вывозятся уголь, чугун, сталь, хлеб, мясо, овощи, а ввозятся оттуда сюда сложные машины, сложное фабричное и заводское оборудование, текстильные изделия.

В Украине вообще нет сложного машиностроения, не строятся современная химическая промышленность, текстильные фабрики.

В Украине, напр., являющейся самым развитым угольным и металлургическим районом СССР, большевики запланировали соорудить первый автомобилестроительный завод всего лишь в четвертой пятилетке. До настоящего времени машины, изготовляемые главным образом из украинского железа и на украинском угле, ввозятся в Украину из промышленных районов России.

Разве же это не говорит о том, что Украина в системе большевистского СССР находится в таком положении, как африканские колонии в системе западно-европейских колониальных империй?

Это ложь, что “за годы советской власти большевики создали в Украине высокоразвитую индрустрию”. Большевисткие империалисты создали в Украине только те отрасли индустрии, которые дают возможность выкачивать из нее промышленное и сельскохозяйственное сырье (напр., добывающая промышленность, сельскохозяйственное машиностроение, заводы, изготавливающие оборудование для угледобывающей и железорудной промышленности, паровозостроение).

В Украине, как и в каждой другой союзной республике, большевики проводят политику жестокого культурного угнетения. За годы большевистской власти в Украине МВД уничтожило сотни украинских ученых — историков, лингвистов, литературоведов, экономистов, деятелей искусства, уничтожило сотни писателей и поэтов.

Деятелям украинской культуры запрещено творить в национальном патриотическом духе. Таким образом, полностью заторможено всякое развитие украинской культуры.

Вся жизнь в Украине русифицируется. Во всех административных, культурных и экономических учреждениях, во всех университетах, институтах фактически господствует русский язык. Его навязывают украинскому народу методами косвенного нажима. Нераздельно господствует русский язык в армии. Везде внедряется русско-шовинистическая империалистическая идеология, преследуется каждая украинская империалистическая мысль, каждое патриотическое украинское чувство.

В русско-шовинистическом, империалистическом духе извращаются история Украины, история украинской культуры, ведется борьба против увлечения родным прошлым. Украинские пресса, радио, театр, литература, наука поставлены в Украине всецело на службу русификаторской политике большевистских угнетателей.

Большевистская политика в области культуры в Украине имеет целью полную культурную ассимиляцию Украины, полную ликвидацию культурной самобытности украинского народа.

Большевистские палачи массово уничтожают украинский народ физически. Три раза за время своего господства в Украине они умышленно вызывали голод. Жертвой этого умышленно вызванного голода погибли до сих пор в Украине около 8 миллионов украинцев.

Сотни тысяч украинских мужчин и женщин выселили в Сибирь и Среднюю Азию. Здесь они, принужденные жить в нечеловеческих условиях, массово вымирают.

Большевистские палачи уничтожили сотни тысяч украинских патриотов в тюрьмах, ссылках, концлагерях, в непосредственной борьбе, непосредственными расстрелами. Только за последние годы в борьбе против нашего освободительно-революционного они уничтожили несколько десятков тысяч украинцев.

Вот так на практике выглядит “наилучшее разрешение большевиками национального вопроса в СССР”. Можем ли мы, украинские патриоты, спокойно соглашаться с таким положением? Можем ли мы, украинские патриоты, не бороться против большевистских поработителей, когда видим, что они готовят Украине полное уничтожение?!

Мы, украинские революционеры и повстанцы, боремся против большевиков потому, что они создали в СССР режим беспощадного социального угнетения и экономической эксплуатации трудящихся масс.

Не бесклассовое общество, не коммунизм строят в СССР большевики, а новую угнетательскую и эксплуататорскую систему. Место бывших эксплуататоров — помещиков и капиталистов — занимают сегодня новые общественные паразиты — главари большевистской партии, МВД и МГБ, администрации, экономической жизни, армии.

Эти заправили уже определенно оформились в новый эксплуататорский класс — класс большевистских вельмож. Основой формирования этого паразитического эксплуататорского класса являются его политические привилегии: монопольное положение коммунистической партии, ее неограниченная власть, полное отсутствие контроля народных масс над коммунистами.

Располагая неограниченными политическими правами и являясь вследствии этого неограниченным хозяином всех богатств СССР, этот класс обеспечил себе все экономические преимущества в советском обществе. Создав себе роскошные условия жизни, они живут великолепно.

В то время, когда миллионы трудящихся живут в крайней нищете, в голоде, большевистские вельможи установили для себя невероятно высокие жалования, имеют всего в изобилии: сытно кушают, нарядно одеваются, пользуются, сколько им угодно, всеми культурными благами, развлекаются. Эту удобную, роскошную жизнь большевистские вельможи обеспечили себе за счет эксплуатации подсоветских трудящихся масс — за счет эксплуатации рабочих, колхозников и трудящейся интеллигенции.

Слова Маркса о том, что “накопление богатств на одном полюсе общества всегда сопровождается нищетой на другом полюсе” (цитируем с памяти), важны не только по отношению к капиталистическому обществу, но и по отношению к советскому обществу.

Нигде в мире трудящиеся не живут в такой экономической нищете, как в СССР — в стране будто бы “победившего социализма”. Нигде в мире до такой степени не эксплуатируются в такой степени физические силы трудящихся, как в СССР — государстве якобы “рабочих и крестьян”. Нигде в мире трудящиеся не придавлены столь различными законами, “нормами”, “планами”, “обязательствами”, как в Советском Союзе.

Реальная заработная плата подсоветских рабочих и служащих необыкновенно низка. Ее не хватает даже на самый низкий прожиточный минимум. Стахановщина, соцсоревнования выжимают из рабочих и колхозников все физические силы. Высокими нормами поставок большевистские вельможи грабят у  колхозников все продукты их труда. Высокие налоги, постоянные и высокие займы, “добровольные взносы” вытягивают у трудящихся последнюю копейку.

Работая на войну, советская промышленность никогда не выпускает в нужном количестве товары широкого потребления, мануфактуры. Не “радостную и зажиточную” жизнь дали большевики трудящимся бывшей царской России, а новую каторгу, новое порабощение, новое социальное угнетение и экономическую эксплуатацию. Большевистские угнетатели фактически поставили трудящихся Советского Союза в положение античных рабов.

Мы, украинские повстанцы и революционеры — сыновья трудящегося народа — не можем не бороться против такой политики большевистских врагов народа по отношению к трудящимся массам подобно тому, как не могли не бороться против угнетения помещиков и капиталистов передовые трудящиеся массы царской России. Защищать интересы крестьян, рабочих и трудящейся интеллигенции, бороться за их социальное освобождение — считаем своим священным долгом.

Мы, бандеровцы, боремся против большевиков и потому, что они создали в СССР режим кровавой диктатуры компартии, режим варварского террора МВД и МГБ.

В СССР не существует никакой демократии, никаких гражданских и человеческих прав. Неограниченным, всесильным властелином жизни и смерти каждого человека в СССР является большевистская охранка — МВД и МГБ. Они шпикуют [следят- ] за каждым подсоветским человеком, пытаются полностью контролировать всю жизнь подсоветских граждан, все их мысли и чувства.

Они беспощадно сдавливают каждую более отважную мысль. Они кроваво расправляются со всеми теми, кто в какой-нибудь форму осмеливаются противопоставляться большевистскому режиму. Большевистский строй является абсолютным отрицанием всякой свободы, всякой демократии, всех достижений человечества на пути его стремлений к свободе, является прямым продолжением царского самодержавия.

Разве мы, украинские революционеры, можем без активного сопротивления смотреть на такие издевательства над людьми?! Против такого издевательства над людьми мы, революцинеры, не можем не бороться. Наши наивысшие идейные лозунги — “Свобода народам! Свобода человеку!”

Мы, украинские революционеры и повстанцы, боремся против большевистских угнетателей, наконец, потому, что они преследуют нас за наш патриотизм, за нашу любовь к Украине; что они сжигают украинские избы и все имущество, вывозят в Сибирь украинское население, подвергают пыткам и сжигают живьем наших родных, отрезывают нашим женщинам груди, прокалывают штыками наших детей; распинают на заборах, волочат по дорогам, увязав колючей проволокой к конским хвостам, наших павших друзей-революционеров, а похороненых выкапывают из могил и тела их выбрасывают на мусор или в придорожные рвы, где их раздирают собаки; что они дерут портреты Шевченко, Хмельницкого, топчут “Кобзарь”, “Историю Украины”.

Всю Западную Украину большевистские бандиты превратили в сплошную ужасную мясорубку. Нет здесь сегодня дома, где бы эти изверги кого-нибудь не убили, не арестовали, не вывезли в Сибирь; нет ни леса, ни рощи, где не виднели бы разрытые повстанческие могилы, нет деревни, где бы не были сожжены, разрушены хозяйства; нет семьи, где бы мать не оплакивала замученного в пытках сына, дочь -  так же замученной матери, маленький ребенок — вывезенных в Сибирь родителей.

И за что это море горя, за что это море крови и слез?! За то только, что западно-украинский народ любит Украину — свою Родину, за то только, что он, как и любой другой народ в мире, хочет жить свободной, независимой жизнью.

Мы, украинские революционеры и повстанцы, боремся против большевистских поработителей потому, что в они в колхозах вапрягивают женщин в бороны, принуждают их на плечах носить навоз на колхозные поля, приговаривают колхозников к многолетнему заключению за несколько колосков, которые они осмеливаются сорвать, чтобы спасти себя от голодной смерти; потому, что большевистские эксплуататоры полностью грабят у колхозников продукты их труда, выплачивают им по 300 граммов хлеба за трудодень; потому что они столкнули украинское крестьянство на дно нищеты и страданий.

Мы боремся против большевистских поработителей потому, что украинский рабочий принужден постоянно жить на голодном пайке, выстаивать в длинных очередях за хлебом, жить в трущобах, физически истощаться необычайно высокими нормами выработка, стахановщиной, дрожать перед жестокими наказаниями за малейшее опоздание на работу.

Мы боремся против большевистских преступников потому, что они в шахты, рудники, на восстановительные работы загнали женщин, где истощается их здоровье; потому что они оторвали матерей от их детей; потому что десятки тысяч этих лишенных призора детей принуждены бродить сплошными толпами как беспризорные по базарам, станциям, возле ресторанов, протягивая руку за ломтиком хлеба.

Мы боремся против большевистских угнетателей потому, что они принуждают украинскую интеллигенцию выступать против своего народа, принуждают ее кривить душой, оплевывать все национальные святости, принуждают ее добавочной физической работой приобретать средства для существования, не предоставляют ей возможности свободно заниматься своим творческим трудом.

Может ли украинский патриот, видящий и понимающий всю преступность, весь бандитизм большевистской политики по отношению к украинскому народу и трудящимся массам вообще, не дать клятву бороться до последнего своего вздоха, до последней капли своей крови?

Мы, бандеровцы — украинские революционеры и повстанцы — клянемся не прекращать своей антибольшевистской освободительной борьбы — вплоть до полного освобождения Украины от большевистского господства, вплоть до полного уничтожения большевистской поработительской и эксплуататорской системы!

За что мы, украинские революционеры и повстанцы, ведем борьбу, какие наши политические и социальные цели

За что мы, бандеровцы, боремся? За что борется ОУН, руководимая С. Бандерой, и УПА, руководимая генералом Т.Чупринкой?

1. За построение на украинских землях украинского независимого государства со справедливым политическим и социально-экономическим строем. К своей национальной независимости всегда стремились и стремятся все украинские патриоты.

Мы считаем — и это подтверждается всем историческим опытом украинского народа, опытом других порабощенных народов, — что только независимое украинское государство обеспечит украинскому народу наилучшие условия для его всестороннего духовного и материального развития, что только независимое украинское государство может быть надежной гарантией действительно свободной, действительно счастливой и зажиточной жизни украинского народа.

Лишенный своей государственной независимости, украинский народ подвергался в прошлом и подвергается сегодня со стороны оккупантов только национальному, политическому и социальному угнетению и экономической эксплуатации. Положить конец такой своей незавидной судьбе украинский народ сможет лишь тогда, когда построит свое независимое национальное государство.

2. За перестройку нынешнего СССР по принципу независимых национальных государств всех подсоветских народов. Такое разрешение национального вопроса в СССР будет единственным действительно справедливым, действительно прогрессивным разешением. Туда стремились народы России в 1917 г. Оно нанесет смертельный удар великорусскому империализму — злейшему врагу всех нынешних подсоветских народов, опаснейшему врагу всего мира.

Мы, подсоветские люди, должны понимать, что, пока империалисты Москвы — белые или красные, царские или большевистские — будут господствовать над территорией СРСР, до тех пор они всегда будуть мечтать о господстве над миром.

Пока, однако, правители Москвы будут питать такие мечты, до тех пор они всегда будут стремиться и построению как можно более сильно сцентрализованного государства, к установлению как можно более мощной власти — к самодержавию или диктатуре; до тех пор всю народнохозяйственную жизнь они всегда будут направлять на подготовку захватнических войн; до тех пор они всегда будуть стремиться к созданию крепкого и широкого аппарата угнетения, большой и мощной армии, что в результате будет приводить также к укреплению социально-экономического положения господствующего класса, с одной стороны, и ко все новому угнетению и эксплуатации трудящихся масс — с другой.

Таким образом, перестройка СССР по принципу независимых национальных государств всех подсоветских народов — это не только предварительное условие подлинного национального освобождения подсоветских народов, не только важнейший и самый существенный шаг в направлении к уничтожению великороссийского империализма вообще, а и наиболее необходимое предварительное условие подлинного социального и политического освобождения трудящихся масс нынешнего СССР, наиболее необходимое предварительное условие построения действительно справедливого, действительно прогрессивного политического и социального строя на востоке Европы и в подсоветской Азии.

3. За полное претворение в жизнь идеи свободных национальных государств мира, за устранение из международной жизни любого империализма. Мы, бандеровцы, считаем, что система свободных национальных государств, удовлетворяя естественное стремление всех народов к независимой государственной жизни и обеспечивая наилучшие условия для всестороннего их развития, создает наилучшие условия для тесного сотрудничества между народами.

Основным препятствием в международном сотрудничества является сегодня отсутствие взаимного доверия между народами, взаимные подозрения между отдельными государствами. Это недоверие можно устранить только путем полного осуществления принципа самоопределения народов, только путем отказа в национальной политике от любого империализма.

4. За построение в независимом украинском государстве бесклассового общества, за действительное уничтожение в Украине эксплуатации человека человеком, за победу идеи бесклассового общества во всем мире, в частности — на территории нынешнего СССР.

Основой этого общества в независимом украинском государстве будет, как мы об этом уже говорили, с одной стороны, общественная собственность на орудия и средства производства и, с другой стороны, подлинная демократия в области внутриполитического строя. Общественная собственность на орудия и средства производства исключит возможность образования эксплуататорских классов на экономической основе.

В противоположность тому, что мы имеем сегодня в СССР, подлинная демократия в области политического устройства исключит возможность формирования новых паразитических групп на базе политических привилегий.

5. За подлинную демократию, против диктатуры и тоталитаризма всех мастей, за свободу слова, печати, собраний, мировоззрения, за обеспечение национальным меньшинам в Украине всех национальных и гражданских прав, против всевластия полиции, за такую власть в государстве, которая наивысшей своей обязанностью будет считать служение интересам народа, а не своим империалистическим планам.

“Не имея захватнических целей, покоренных стран и порабощенных народов в своем государстве, народная власть Украины не будет тратить времени, энергии и средств для создания аппарата угнетения и эксплуатации. Украинская народная власть все экономические ресурсы и всю человеческую энергию направит на построение нового государственного порядка, справедливого социального строя, на экономическое развитие страны и на повышение культурного уровня народа” (из Программы ОУН).

Детальная программа борьбы изложена в Программе ОУН, принятой III-ым Чрезвычайным подпольным Съездом ОУН, состоявшимся в дни от 21 по 25 августа 1943 года. Эта Программа также массово распространена отдельной брошюркой под заглавием “За что борется УПА”.

Изо всего вышесказанного о нашей идеологии и политике совершенно определенно вытекает, что между нашим бандеровским, революционным движением и фашизмом или гитлеризмом ничего общего нет. По своему существу наше движение — народное национально- и социально-освободительное движение.

Нам чужд какой бы то ни было шовинизм, мы ненавидим всякий империализм и против него боремся, мы против всякой диктатуры и тоталитаризма, мы за уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, за построение действительно бесклассового общества. Только потому большевистские враги народа связывают нас с фашизмом, подшивают нам “агентурничество”, что они не в состоянии найти против нас какой-нибудь другой аргумент.

Мы, бандеровцы, за революцию во всем СССР, за единый фронт борьбы всех угнетенных народов и трудящихся масс Советского Союза

К реализации наших целей мы идем путем развертывания народной национально- и социально-освободительной революции как в Украине, так и среди всех других народов СССР. К борьбе вместе с нами, к борьбе за ниспровержение большевистского режима мы призываем все порабощенные подсоветские народы, трудящиеся массы всех национальностей СССР.

Большевистское ярмо одинаково давит как украинский, так и все другие cоветские народы. Большевистские угнетатели — одинаковые враги как украинского, так и всех других порабощенных советских народов.

Освободиться из-под большевистского ярма народы Советского Союза смогут только путем революционной борьбы против большевистских угнетателей и эксплуататоров — борьбы, которую советские народы будут вести за перестройку СССР по принципу независимых национальных государств, за подлинную демократию в области внутриполитического устройства отдельных национальных государств, за подлинно бесклассовое общество, за абсолютное устранение из взаимных отношений любого империализма, за теснейшее сотрудничество друг с другом, основанное на подлинном равноправии и взаимном уважении к своим интересам.

Чем скорее народы Советского Союза осознают необходимость революционной борьбы против большевистских угнетателей, тем короче будут их страдания — страдания рабов в большевистской тюрьме народов, тем меньше будут их жертвы, которые они ежедневно принуждены приносить в результате террористический политики большевиков, тем скорее они смогут зажить действительно свободной, действительно счастливой жизнью.

Мы стремимся к тому, чтобы выковать единый революционный антибольшевистский фронт народов Украины, Белоруссии, Прибалтики, Кавказа, Средней Азии, Сибири, народов стран Юго-Восточной и Центральной Европы, фактически оккупированных в последней войне большевиками.

Революционные, прогрессивные элементы народов Украины, Белоруссии, Прибалтики, Кавказа и некоторых народов стран Юго-Восточной Европы в эмиграции уже сегодня объединились для общей антибольшевистской борьбы на пропагандируемой нами политической платформе в Антибольшевистский Блок Народов (АБН).

На эмиграции уже действуют отдельные руководящие органы АБН. Вслед за этим должно прийти к объединению активного революционного антибольшевистского фронта и внутри СССР, и в заново оккупированных Москвой странах. Это будет огромный шаг вперед на пути к ниспровержению большевистской тюрьмы народов, на пути к освобождению всех порабощенных большевиками народов.

К борьбе против кремлевских угнетателей и эксплуататоров мы призываем также русский народ

Русские народные массы подвергаются со стороны кремлевских заправил такому же политическому и социальному угнетению, как и нерусские народы.

В 1917 году вместе со всеми народами России русский народ поднялся на революционную борьбу против царского самодержавия, против помещиков и капиталистов во имя подлинной политической свободы, во имя действительного социального равенства и справедливости, во имя действительного уничтожения в России политической и социальной реакции. Этого всего русский народ не достиг.

Большевистские узурпаторы насильственно вырвали из рук русского народа власть и, прикрываясь революционными фразами, установили на территории бывшей России новую разновидность самодержавия, построили новую эксплуататорскую систему.

Не пользовался русский народ политической свободой в царской, самодержавной России, не пользуется ею и сегодня в большевистском, диктаторском СССР. В царской России русские трудящиеся массы эксплуатировались помещиками и капиталистами, а ныне они эксплуатируются большевистскими вельможами.

Своих идей политической и социальной свободы русский народ еще не осуществил. Эти идеи ждут армию новых борцов среди русского народа.

К русским народным массам, угнетеннымым и эксплуатируемым прежде царизмом, а ныне большевистской кликой, к русским народным массам, имеющим отважность и находящим в себе силу подниматься на революционную борьбу против своих угнетателей, к русским народным массам, отрицающим и ненавидящим всяческий империализм, — мы, украинские революционеры и повстанцы, питаем только искренние симпатии.

Мы с наибольшей радостью будем приветствовать русский народ на фронте революционной борьбы за ниспровержение большевистской поработительской и эксплуататорской системы.

Как мы смотрим на грядущую войну

На войну между СССР и его противниками мы рассчитываем только как на вспомогательный момент в нашей борьбе, как на то благоприятное обстоятельство, которое облегчит нам освобождение собственными силами.

В основном же мы делаем ставку на силы украинского народа, на силы всех угнетенных народов Советского Союза.

Какие непосредственные задания нашей борьбы сегодня

В настоящем этапе нашей борьбы наши непосредственные задания следующие:

1) включить в активную революционную антибольшевистскую борьбу еще не включенную до сих пор часть украинского народа;

2) оборонять уже завоеванные позиции украинского освободительного движения;

3) путем революционной пропаганды овседомлять народные массы СССР всех национальностей о том, что такое большевизм на деле, раскрывать всю антинародность большевистской системы, указывать, каким образом народы Советского Союза могут освободиться от большевистского ярма;

3) стимулировать возникновение организованной активной антибольшевистской борьбы во всем СССР.

Почему мы должны вести нашу борьбу методом вооруженного подполья

В террористических условиях Советского Союза мы не имеем возможности вести нашу освободительную борьбу ни в какой другой форме, как только в форме вооруженного подполья. Именно поэтому мы сегодня принуждены сидеть в лесах, в хранилищах под землей. Для борьбы с МВД и МГБ мы носим оружие.

Такие формы борьбы навязал нам враг. Понятно, что такие формы политической борьбы — необычайно тяжелы. Поскольку, однако, в условиях Советского Союза такие формы борьбы являются единственно возможными формами противорежимной борьбы вообще, — мы и впредь будем бороться так, как боролись до настоящего времени. Такая тактика — единоправильна и для всех других угнетенных большевиками народов.

Предварительным условием возникновения массовой революционной антибольшевистской борьбы в СССР мы считаем воспитание революционного сознания и антибольшевистской политической активности угнетенных народов и трудящихся масс Советского Союза.

К такому воспитанию мы стремимся как путем революционной пропаганды, так и путем непосредственной активной борьбы авангарда революции — революционных организаций — и включения в эту борьбу широких советских народных масс.

Какую непосредственную цель преследуют наши вооруженные и саботажные действия

Наши вооруженные действия и акты саботажа своей непосредственной целью имеют следующее: лишить большевистских захватчиков возможности твердо укрепиться на оккупированных ими украинских землях, лишить из возможности безнаказанно терроризировать и грабить украинский народ и естественные богатства его земли; защищать от террора МВД и МГБ украинский патриотический элемент; срывать попытки МВД и МГБ засновать агентуру; не допустить развития большевистских, враждебных украинскому народу организаций (молодежных, культурных); уничтожать особенно активных лакеев большевистского врага и защищать от МВД и МГБ нашу подпольную организацию.

Мы, украинские революционеры и повстанцы, не боремся против советских трудящихся масс

В нашей борьбе мы, бандеровцы, выступаем только против большевистских империалистов, то есть против партийной верхушки и всех тех элементов, которые, независимо от их социального и национального происхождения, этой верхушке верно служат.

Это подлая ложь, что мы стреляем всех подсоветских людей без разбора. Против подсоветских народных масс мы не боремся.

Это могут подтвердить тысячи подсоветских людей — колхозников, рабочих и интеллигенции, с которыми мы встречались, разговаривали, которым мы давали нашу литературу. Это могут подтвердить тысячи голодающих, которым мы помогали, чем только могли.

Мы уничтожаем только руководящих представителей партии, МВД, МГБ и все те лакейские, продажные элементы, которые активно выступают против нашего движения и враждебно относятся к украинскому народу.

Как мы, бандеровцы, смотрим на перспективы нашей борьбы

Мы знаем, что нас в нашей борьбе ожидают большие трудности. Мы очень хорошо отдаем себе отчет в том, что наши силы — пока малы, а силы врага велики. Мы тоже даем себе отчет и в том, как тяжело вести революционную борьбу в условиях большевистской эмведовской системы.

Ибо мы верим в справедливость нашего дела и в народ. Эта вера всегда была основным источником нашей силы до настоящего времени и будет им в будущем. Мы боремся за самые родные, самые кровные интересы как украинского, так и всех других народов Советского Союза. Весь украинский народ, как и все другие подсоветские народы не могут поэтому не пойти за нами.

Сегодня за нами активно идет значительная часть Украины. Сегодня по нашей стороне симпатии всего угнетенного украинского народа, значительной части верно поинформированных о нас трудящихся масс всего Советского Союза.

Завтра активно включится в нашу борьбу остальная часть Украины. Завтра станут на наш путь все народы Советского Союза.

Как в условиях большевистской реакции внутри СССР и в новозахваченных им странах Юго-Восточной и Центральной Европы, так и на фоне нездоровых отношений Запада мы, бандеровцы, и с точки зрения целей нашей борьбы, и с точки зрения ее моральных основ репрезентируем глубочайшие, вечно живые, здоровые устремления народов и трудящихся масс к политическому и социальному прогрессу.

Силы революции, силы прогресса всегда побеждают силы реакции. Такой закон общественного развития.

В борьбе с большевистской реакцией победа будет в конечном счете за нами, бандеровцами. Уже сегодня в УПА, в революционном подполье, кроме украинцев, борются также представители иных национальностей: русские, татары, белорусы, грузины. В недалеком будущем — мы верим в это — вместе с нами на своих национальных территориях будут бороться тысячные отряды революционеров всех национальностей СССР.

Нашему оптимизму относительно будущего дает основание и то обстоятельство, что до настоящего времени, то есть на протяжении четырех лет, большевикам, МВД и МГБ не удалось нас уничтожить, не удалось разбить наши подпольные организации.

Против нашей высокой идейности, против мастерства конспирации, против нашего массового героизма и упорства становится бессильным даже мвд. Выдержав в нашей борьбе до настоящего времени, мы выдержим и в дальнейшем. Для нас были самыми первые бои с мвд и мгб. Сегодня, когда эти бои уже за нами, мы с верой глядим в будущее.

Располагая необходимым нам опытом борьбы в условиях большевистского режима, в условиях эмведовской системы, закаленные боями, происшедшими до настоящего времени, согретые теми симпатиями, которые встречаем везде, где только появимся, среди всех народов, угнетенных большевиками, крепкие той поддержкой, которую нам самоотверженно дают украинские народные массы — мы отважно шагаем вперед, к нашей цели — к ниспровержению большевистского господства в СССР и построению независимого Украинского Государства, к освобождению народов и трудящихся масс всего СССР.

Стиль нашей борьбы

Для нас, бандеровцев, характерен отдельный высокогероический стиль революционной борьбы. В его основе лежит неслыханно высокая, беспримерная идейность участвующих в нашем движении, наш глубокий патриотизм.

Мы не признаем ни плена, ни капитуляции перед врагом. Украинские революционеры и повстанцы как правило не сдаются живыми в руки врага: в безвыходном положении стреляются последними собственными пулями или разрываются последними собственными гранатами.

Мы не признаем другой жизни, кроме жизни для активной борьбы за свои высокие революционные идеалы. Нашей борьбы мы не прекратим до тех пор, пока будет жить хотя бы один революционер.

Нас не пугают даже самые тяжелые трудности и опасности, даже самые тяжелые препятствия. Нас не сломит ни смерть наших друзей, ни временные неудачи в нашей борьбе. Во имя победы наших идей мы добровольно подчиняемся железной дисциплине, царящей в наших рядах.

Мы, украинские революционеры и повстанцы, продолжаем лучшие освободительные традиции как украинского, так и всех других народов в СССР

Борясь за национальную и социальную свободу украинского народа, за государственную независимость Украины, мы, украинские революционеры и повстанцы, продолжаем дело таких великих борцов за освобождение Украины в нашей истории, как Хмельницкий, Мазепа, Петлюра, продолжаем традиции таких освободительных организаций в период после 1920 г., как Союза Освобождения Украины (СВУ), Братство Украинских Государственников (БУД), боремся за осуществление мечты и идеалов таких великих украинцев, как Шевченко, Франко, Леся Украинка.

Стремясь к построению справедливого, прогрессивного политического и социального строя на территории всего СССР, к освобождению от национального и социального большевистского ярма всех народов Советского Союза, мы, бандеровцы, продолжаем традиции освободительной борьбы всех порабощенных царизмом народов, продолжаем дело всей той части русских революционеров, в период до 1917 г., которая действительно хотела положить конец национальному и социальному рабству в России, которая действительно хотела завоевать для народных масс России политическую свободу и социальную справедливость.

Вот кто такие мы, бандеровцы, и за что мы боремся.

Когда-то на насмешки царских лакеев, что будто бы “гайдамаки не воины, разбойники, воры, пятно в нашей истории”, великий Шевченко ответил: “Брешеш, людоморе! За святую правду, волю розбiйник не стане! Не розкує закований у вашi кайдани народ темний; не зарiже лукавого сина; не розiрве живе серце за свою Вкраїну!” (“Холодний Яр”).

Эти слова великого Пророка Украины пусть будут и сегодняшним нашим ответом всем тем, которые, обмануты большевистской пропагандой, еще и сегодня смотрят на нас как на “бандитов”.

* * *

Уже четыре года из Западной Украины на весь Советский Союз раздаются выстрелы. Уже четыре года территория Западной Украины — небольшой уголок колоссального Советского Союза — является полем необычайно упорных, героических боев.

Пусть знает каждый подсоветский человек, пусть знает каждый колхозник, рабочий и интеллигент: здесь, в Украине, впервые в истории устабилизированного[устоявшегося - IП] СССР разгорелся очаг революционной освободительной борьбы за ниспровержение большевистского поработительского и эксплуататорского режима, за построение на территории нынешнего СССР действительно справедливого политического и социального строя.

Здесь впервые в истории устоявшегося СССР несколько десятков тысяч украинских патриотов — сынов трудящегося украинского народа — поклялись скорее погибнуть, нежели покорно терпеть большевистские издевательства, нежели согласиться с преступной с национальной и социальной точки зрения политикой большевистских бандитов.

Мы, бандеровцы боремся и умираем с мыслью о будущей свободе и счастливой жизни украинского народа, с мыслью о будущей свободе и счастливой жизни всех подсоветских народов.

Мы, бандеровцы, боремся и умираем с верой, что за нами, тысячами, пойдут миллионы новых борцов со всей Украины, со всего Советского Союза, и что наша борьба — борьба за свободу народов и человека — закончится победой над большевистской реакцией.

Мы, бандеровцы, боремся и умираем с чувством гордости, что в черные дни большевистской реакции нам первым приходится прокладывать путь к свободе как для всего украинского народа, так и для народов и трудящихся масс всего Советского Союза, и что история судила нам первым положить начало новому периоду для Востока Европы и большевистской Азии — периоду подлинного их национального и социального освобождения.

Мы искренне сочувствуем всем тем советским матерям и отцам, ни в чем не виноватые сыновья которых, очутившись на фронте борьбы против нас вопреки собственной воле, пали в борьбе с нами. В этом виновато МВД. Оно гнало их против нас силой. Они — жертвы эмведовского террора.

Сегодня, в начале пятого года нашей освободительной антибольшевистской борьбы, из наших революционных окопов, отражая бешенные атаки мгб и мвд, среди трупов наших павших друзей, окровавленные, но не согбенные, мы еще выше подносим наше революционное знамя.

Народы Советского Союза! Советские трудящиеся массы! Смотрите на это знамя! Смотрите и читайте!

Мы за свободу народов и человека!

Мы за освобождение от большевистского национального и социального ига всех народов и трудящихся Советского Союза!

Долой большевистскую угнетательскую и эксплуататорскую систему!

К борьбе под этим знаменем, к борьбе вместе с нами мы призываем всех, кого лишь гнетет ярмо большевистских угнетателей и эксплуататоров, всех, кто лишь имеет силу и отважность бороться!

Довольно дальше терпеть большевистские издевательства и насилие! Это позор для человека — покорно переносить ярмо и кнут!

Хватит дальше быть только безмолвными рабами! Довольно дальше только тайно в себе сдавливать свой гнев и ненависть против большевистских угнетателей!

Поднимайтесь на революционную борьбу против кремлевских поработителей и эксплуататоров!

Украинцы из восточных областей Украины! Мы, украинские революционеры и повстанцы — борцы за свободу и независимость Украины — призываем вас: включайтесь в освободительную революционную борьбу против большевистского ярма! Борьба за свободу и независимость украинского народа — священная обязанность каждого сына Украины!

Порабощенные народы Советского Союза! Белорусы, грузины, армяне, азербайджанцы, литовцы, латыши, эстонцы, карело-финны, узбеки, казахи, таджики, киргизы, туркмены, татары, калмыки, башкиры, молдаване! Поднимайтесь на национально- и социально-освободительную борьбу против московских угнетателей за перестройку СССР по принципу независимых национальных государств всех подсоветских народов!

Русские! Боритесь за ниспровержение большевистской диктатуры, за уничтожение большевистской эксплуататорской системы - за демократическую Россию, за подлинное социальное равенство и справедливость!

Советские рабочие, колхозники и интеллигенты! Большевистское иго становится все тяжелей. Нищете, бедности нет конца. Нет конца террору, преследованиям. Довольно дальше покорно терпеть! Поднимайте революционную борьбу за свое политическое и социальное освобождение!

*  *  *

Да здравствует освободительная борьба украинского народа за украинское независимое государство!

Да здравствуют ОУН и УПА — боевой авангард украинского народа в его борьбе за национальную и социальную свободу!

Да здравствует Степан Бандера — руководитель украинского освободительно-революционного движения — искренний друг всех народов и трудящихся масс Советского Союза!

Да здравствует генерал Тарас Чупрынка — Главный Командир УПА, бесстрашный борец за свободу украинского и всех других народов СССР!

Да здравствует национально- и социально-освободительная революционная борьба всех порабощенных народов СССР!

Да здравствует революционная борьба трудящихся масс СССР за социальное равенство и справедливость, за подлинное бесклассовое общество!

Смерть Сталину и его клике — злейшим врагам народов и трудящихся масс Советского Союза!

Май 1948 г.

Апублікавана ў Артыкулы, Гісторыя ідэй, Навіны, Рознае з тэгамі , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.

Дадаць каментар

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу