Гийом Фай о Ницше.

Гийом Фай  (фр. Guillaume Faye, род. в 1949 году) — французский журналист и писатель, идеолог «новых правых»

Гийом Фай (фр. Guillaume Faye, род. в 1949 году) — французский журналист и писатель, идеолог «новых правых»

Интеллектуальный лидер «Нового правого» движения в Европе, писатель и философ Гийом Фай (Guillaume Faye) в интервью «Académie de philosophie nietzschéenne» рассказывает о своем знакомстве с идеями великого мыслителя, объясняет, почему труды Фридриха Ницше подвергаются цензуре и деконструкции, рассуждает о концепции Сверхчеловека, и подчеркивает, что идеи Ницше актуальны сейчас как никогда прежде.

Насколько важен для вас Ницше?

Знакомство с трудами Ницше стало отправной точкой для всех моих ценностей и идей, которые я развил позже. В 1967 году, когда я учился в иезуитском коллегиуме в Париже, в классе философии произошло невероятное событие! В этой цитадели католицизма преподаватель по философии решил сделать годичный курс по Ницше! Опуская Декарта, Канта, Гегеля, Маркса и прочих. Святые отцы не осмелились ничего возразить, несмотря на явное нарушение учебной программы.

Он отметил меня, поверьте. Ницше или герменевтика подозрения… Таким образом, будучи еще очень молодым человеком, я дистанцировался от христианского или скорее «христианоморфного» мировоззрения. И, разумеется, одновременно я освободился от эгалитаризма и гуманизма. Все подходы, разработанные мной позже, были вдохновлены идеями Ницше. Но это также было частью и моей внутренней природы.

Позже, намного позже, не так давно, я осознал необходимость синтеза идей Ницше и Аристотеля, древнегреческого приверженца аполонического начала, ученика Платона, которого он глубоко уважал, а также полемизировал с ним. Для меня очевидна близость философских концепций Ницше и Аристотеля: отказ от метафизики и идеализма, и, в особенности, их вызов идее божественного. Знаменитое ницшеанское «Бог умер» является контрапунктом к идее неподвижного и отрешенного бога-демиурга Аристотеля, который управляет подобно математическому принципу порядка во Вселенной.

Только Аристотель и Ницше, разделенные многими веками, отрицали наличие антропоморфного самосознания Бога, не отвергая божественное, но трактуя его как сугубо человеческое качество, которое достигается через экзальтацию посредством политики или искусства.

Тем не менее, христианские богословы никогда не оспаривали Аристотеля, в то время как Ницше подвергался беспощадной критике. Почему? Потому что Аристотель был до-христианином, ему было неведомо Откровение, «благая весть» Евангелия. А Ницше, нападая на христианство, точно знал  что делал.

Так или иначе, христианский ответ на этот «атеизм» имеет неопровержимый аргумент и заслуживает хорошей философской дискуссии: «вера во много раз сильнее прозрений и рефлексий отдельной личности и остается для человека до конца непостижимой». Я помню, как, будучи в иезуитском коллегиуме, становился свидетелем страстных дебатов между моим преподавателем-ницшеанцем и святыми отцами (его работодателями), всегда хитрыми и спокойными, уверенными в себе.

Что из работ Ницше вы могли бы порекомендовать к прочтению?

friedrich-nietzsche-watercolor-portrait-fabrizio-cassettaПервой моей прочитанной книгой была «Веселая Наука». Она вызвала шок! Затем – «По ту сторону добра и зла», где Ницше опрокидывал законы манихейского морализма, берущие начало у Сократа и составляющие основу христианства. «Антихрист», на котором, следует заметить, базируется антихристианский дискурс всего правого нео-языческого движения, в котором я принимал самое активное участие.

Однако нужно подчеркнуть, что Ницше, будучи воспитанным в лютеранстве, бунтовал против христианкой морали именно в трактовке немецкого протестантизма, он никогда не оспаривал религиозность католицизма и православной церкви, чьи особенности не вполне отвечают устремлениям первых христиан.

Как это ни странно, на меня не произвела впечатления «Так говорил Заратустра». Спорная работа, где Ницше предпринял попытку быть одновременно и пророком и поэтом, неудачную, на мой взгляд. Это немного напоминает Вольтера, который находил много занятного в подражании трагедиям Корнеля. Вольтер, который породил идеи явно несовместимые с этой «философией Просвещения», как и Ницше, здесь сильно мельчал.

Что значит быть ницшеанцем?

Ницше бы не понравился подобный вопрос, он не хотел иметь «учеников», но все же… (Его весьма сложный характер не был лишен тщеславия и фрустрации, точно также как ваш или мой). Вопрос следует поставить так: «Что значит следовать ницшеанским принципам?».

Это означает порвать с Сократом, стоицизмом и христианскими принципами, порвать с современным эгалитаризмом и утопической верой в гармонию мирного сосуществования людей. Это означает признание возможности переворота всех смыслов (Umwertung) в ущерб гуманистической этике. Вся философия Ницше основана на логике жизни: отбор наиболее приспособленных, признание жизненной силы (сохранение своего рода любой ценой) как высшей ценности, неприятие догматических стандартов, стремление к историческому величию, эстетическое восприятие политики, отвержение эгалитаризма ets.

Вот почему самопровозглашенные и прикормленные системой мыслители и философы, которые называют себя ницшеанцами в той или иной степени – все они являются самозванцами! Это прекрасно понял писатель Пьер Шассар, который на должном уровне подверг критике этих «мусорщиков»: «Действительно, называться последователем Фридриха Ницше весьма респектабельно». Деятельность подобных публицистов, чья идеология – эгалитаризм и благонадежность, абсолютно противоречит ницшеанской философии, представляет очень любопытное явление.

На самом деле эти псевдо-ницшеанцы допустили серьезную философскую путаницу: они считают, что Ницше не принимал современный порядок, но притворно не понимают, что это их собственный порядок: эгалитаризм на основе интерпретации секуляризированной христианской морали. Христианоморфизм внутри и снаружи. Они верят (или только делают вид), что Ницше являлся своего рода анархистом, который ратовал за установление нового, утопического порядка. Однако он не был, как его интерперетаторы, «бунтарем в домашних тапочках», фальшивым нонконформистом, а являлся революционным провидцем.

Ницше можно отнести к правым или к левым?     

Guillaume-Faye11Глупцы и недалекие мыслители (особенно в среде «Новых Правых») всегда заявляли, что понятие правизны или левизны не имеет больше никакого смысла. Это опасное заблуждение. Хотя на практике позиции левых и правых могут варьироваться, четкое разграничение между ними все же существует. Менталитет социалистов, их стадная мораль вызывали у Ницше тошноту. Однако это не означает, что люди крайне правых взглядов являются последователями его идей, это далеко не так. Например, они занимают резкую позицию по отношению к евреям, положение, которое Ницше во многих своих работах бичевал и изобличал как глупость, в своей переписке он отмечал, что люди, страдающие антисемитизмом, абсолютно не понимают его.

Совершенно очевидно, что ницшеанство – это правая идеология, однако левые интеллектуалы, всегда продающиеся официальной системе, пытаются нейтрализовать идеи Ницше, поскольку не могут наложить на его работы цензуру, запретить полностью. Если быть искренним, я бы сказал, что честные интерпретации идей Ницше отводят ему место в рядах правых европейских революционеров, используя понятие «правого» за не именем лучшего (как любое другое слово, оно описывает данное явление не точно).

Идеи Ницше, как и идеи Аристотеля (равно как и Платона, Канта, Гегеля, Маркса и, хотя и не во всем, Спинозы) глубоко пронизаны политикой. К примеру, в далекой, тогда фантастической перспективе, Ницше выступал за союз всех европейских народов, но совсем в другом смысле, нежели это делал Кант. Последний являлся убежденным пацифистом, сторонником утопической универсалистской морали, желал видеть Европейский союз таким, каким он является на данный момент: большое дряблое тело, лишенное головы, с абстрактными правами человека в качестве высшего принципа. Ницше, напротив, говорил о большой политике, о грандиозном проекте Единой Европы. Сегодня, к сожалению, кантовская модель восторжествовала.

С другой стороны мы можем с уверенностью сказать, что Ницше в своих взглядах не являлся пангерманистом, немецким националистом, а скорее был сторонником наднационалистической европейской линии и патриотом всей Европы. Это было невероятным прозрением для человека, жившего в XIX веке («в этом глупом XIX веке» по словам Леона Доде), пораженным ядом мелочного национализма. Того национализма, который толкнул народы к ужасной братоубийственной войне 1914-1918 годов, когда молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет, убивали друг друга, не осознавая до конца причины. Фридрих Ницше желал чего угодно, но только не развития подобного сценария.

Вот почему ошибались те, кто в 30-х годах ХХ века пытался приложить инструментарий Ницше в качестве идеологии Германии. Точно так же ошибаются те, кто сейчас пытаются выдать его идеологию за прото-левый фундамент.

Ницше был европейским патриотом и положил на службу общеевропейской державы гений немецкой души, падение которой он также предвидел.

Какие авторы видятся вам ницшеанцами?

Это не обязательно те, кто заявляют свою претензию на ницшеанство. На самом деле, нет никаких «ницшеанцев». Просто, и Ницше и многие другие мыслители и философы составляют то, что именуется высшей субстанцией и сложным комплексом, который можно описать как «восстание против общепринятых принципов». В этом я согласен с итальянским философом Джорджио Локки, которого считаю одним из своих наставников. Ницше изобрел «сверхгуманизм», чем, по меньшей мере, превысил обычный гуманизм.  На этом я остановлюсь в своих рассуждениях, поскольку не хочу повторять то, что я описал в некоторых своих работах, в первую очередь в книгах «За что мы сражаемся?» (Pourquoi nous combattons?) и «Секс и Перверсии» (Sexe et Dévoiement). Конечно, можно отметить множество писателей и режиссеров, которые подходят под определение «ницшеанца», но это будет очень поверхностная характеристика.

С другой стороны я вижу много общего между философией Ницше и Аристотеля, несмотря на многие столетия, разделяющие их. Однако назвать Аристотеля ницшеанцем было бы абсурдно. Но я рискну заявить, что философия Ницше продолжает и дает развитие многим идеям Аристотеля, странствующего ученика Платона. Вот почему я одновременно последователь и Аристотеля и Ницше. Потому что эти два философа развивали фундаментальную идею о том, что сверхъестественная божественная сущность может быть исследована по существу. Ницше, как и Аристотель, смотрел на божественное с критической точки зрения.

Большинство писателей, которые провозгласили себя ницшеанцами, на самом деле – самозванцы. Как это ни парадоксально, я связываю Ницше с теорией Дарвина. Тех, кто на самом деле развивал идеи Ницше, идеологические манипуляторы исключают из рядов подлинных философов. Это касается даже тех, кто не согласен с ним и пытался оспорить его утверждения. Мы должны осудить эту монополизацию философии кастой профессиональных чиновников-«мандаринов», мастеров цензуры и искажения первоисточников. Аристотель здесь тоже стал жертвой. Распространено мнение, что Ницще, как и Аристотеля, можно изучать только в научной университетской среде, куда нет доступа посторонним. Но нет! Труды Ницше доступны для чтения и понимания любому образованному человеку. Но в наше время эти труды подаются только через сетку цензуры и упрощенной трактовки.

Можете ли вы дать определение Сверхчеловека?

friedrich-nietzsche-pop-artНицше намеренно не дал четкого определения понятию Сверхчеловека. Эта концепция остается незавершенной и открытой. Очевидно и то, что псевдо-ницшеанцы весьма быстро сделали все, что бы запутать ее, превратив понятие Сверхчеловека в воздушную интеллектуальную абстракцию: образ надменного, тщеславного, пассивно созерцающего квази-буддиста. Это тот образ, который они сами воплощают. Короче говоря, образ точно противоположный тому, о чем говорил Ницше. Я не являюсь противником авторов этой трактовки идей Ницше, но читая их, не могу удержаться от  крайнего презрения.

Очевидно, что Ницше тесно связывал Сверхчеловека с понятием Воли к Власти (которое тоже было быстро искажено манипуляциями).  Сверхчеловек – это модель существа, которое реализует Волю к Власти, кто возвышается над стадной моралью (а социализм Ницше считал стадной моралью), самоотверженно устанавливает новый порядок в двух измерениях, через войну и суверенитет, создает проект, направленный на господство. Интерпретация Сверхчеловека как пассивного мудреца «высших сфер», эдакого Ганди, это деконструкция с целью нейтрализовать и размыть это понятие. Парижские интеллектуалы, чьей отличительной чертой является лживая сущность, обладают изощренной, но губительной особенностью не только искажать мысли непокорных великих мыслителей (как это было с Аристотелем или Вольтером), но и выдавать эти искаженные мысли за свои собственные.

Существует два возможных определения Сверхчеловека: Сверхчеловек моральный и ментальный (этот уровень достигается через эволюцию и образование, превосходство над предками) и Сверхчеловек биологический. Достаточно трудно решить, какой же в большей степени, поскольку Ницше использовал его как своего рода митему, как литературный троп (оборот речи), даже не конкретизировав его по-настоящему. Эдакая предостерегающая фраза, вдохновленная теорией эволюции Дарвина.

Вместе с тем ваш вопрос очень интересен. Ответ на него не является ключом к «вопросу о Ницше», но ключом к пониманию того пути, который Ницше открыл более века назад. Поскольку Ницше был анти-христианином и анти-гуманистом, он не рассматривал человека как неизменное «фиксированное» существо, считая, что последний подвержен эволюции и даже само-эволюции (в этом суть метафоры «моста между зверем и Сверхчеловеком»).

С моей точки зрения – и в этом есть различие с Ницше, хотя мое мнение и не является принципиально отличным – я трактую сверхгуманизм как вызов, отчасти по биологическим причинам, очень важный для самого человеческого вида. Кратко. Эта концепция Сверхчеловека гораздо шире, чем понятие Воли к Власти, одной из набора этих ницшеанских мистических ловушек, это один из вопросов человеческого будущего. Да, что же такое Сверхчеловек? Само слово заставляет нас предаваться грезам.

Интуиция подсказывала Ницше, что человеческий вид, по крайней мере, некоторые его высшие представители (но отнюдь не все «человечество») может пойти по пути прямой ускоренной биологической эволюции. Одно можно сказать наверняка, что это крушение монотеистических, антропоцентрических идей «фиксации»: человек не вещь, что находится за пределами эволюции. И потом не следует забывать, что к понятию Übermensch нужно добавить, что и… Herrenvolk пророчество. К тому же не следует упускать из виду идеи Ницше о расовом и антропологическом неравенстве.

Захват трудов Ницше школой псевдо-ученых и псевдо-философов (сопоставимый с захватом трудов Аристотеля) объясняется следующим простым фактом: Ницше слишком «крупная рыба» для того, чтобы его идеи можно было устранить, но и слишком подрывной автор, чтобы избежать цензуры и искажений.

Ваша любимая цитата из Ницше?

«Мы должны прекратить сейчас высмеивать все вокруг». Это прозорливое изречение означает, что те принципы, на которых зиждется Западная цивилизация, больше не являются приемлемыми. И что выживание сейчас зависит от возвращения и восстановления подлинных жизненных ценностей. И это означает конец эпохи «Festivisme» (концепция, придуманная Филиппом Мюреем и разработанная Робертом Стойкерсом) и возвращение к прямому действию.

перевод с английского Антона Денисова

Апублікавана ў Артыкулы, Гісторыя ідэй, Грамадазнаўства, Навіны, Рознае з тэгамі , , , , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.

Дадаць каментар

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу