Александр Шпаковский. Российская «мягкая сила» в Беларуси: специфика, характер, эффективность применения.

ідэалёгіяВведение

9 июля 2012 года на Совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации президент России Владимир Путин акцентировал  внимание присутствующих на необходимости использования методов «мягкой силы» в повседневной работе российского дипломатического корпуса.

По мнению Владимира Путина, подобные методы подразумевают «продвижение своих интересов и подходов путем убеждения и привлечения симпатий к своей стране, основываясь на ее достижениях не только в материальной, но и в духовной культуре и интеллектуальной сфере».

Российская сторона и до заявления главы государства достаточно активно пыталась использовать  «мягкую силу» для реализации своих экономических и политических интересов, но впервые подобные практики были названы в качестве основ внешней политики и рекомендованы к использованию на столь высоком государственном уровне.

IfowarПоручение президента приобрело соответствующее воплощение в публикациях представителей российской науки и экспертного сообщества, специализирующихся на вопросах международных отношений. Так, с тематической статьей в двух частях «Железная хватка мягкой силы» выступила доктор политических наук, доцент МГИМО (УО) МИД РФ Е. Г. Пономарева. Обоснованию необходимости и осмыслению использования «мягкой силы» во внешней политике РФ посвящены № 6 и № 7 политического и делового журнала «Однако», являющегося неформальным рупором российских государственнических патриотических кругов.

Очевидно, что подобная активность дипломатических и близких к ним структур РФ по формированию позитивного облика российского государства во внешней проекции связана, в первую очередь, с планами руководства Российской Федерации по созданию Евразийского Экономического Союза, как проекта реинтеграции постсоветского пространства. Исходя из данного допущения понятно, что основным объектом, на который будет направлено использование российской «мягкой силы», призваны стать государства бывшего СССР с приоритетом наиболее проблемных для внешней политики России государств Закавказья, Центральной Азии, а также Украины. В меньшей степени вовлеченными в проекты «мягкой силы» России будут также страны Балтии, Центральной Европы, государства Балканского полуострова.

_1_~1В качестве инструментов проведения данной политики  выступят различные образовательные, культурные, социальные, информационные и иные проекты, реализуемые на территории сопредельных стран посредством сети разного рода общественных организаций и «объединений соотечественников» при финансовой поддержке институций, аффилированных с российской государственной властью.

Очевидно, что основной целью деятельности таких структур является утверждение в массовом общественном сознании позитивного образа Российской Федерации, обоснование евразийского интеграционного выбора, как наиболее выгодного варианта развития государств, а также информационное противоборство в отношении политических оппонентов России.

Белорусско-российские отношения на современном этапе

В настоящий момент, среди стран постсоветского пространства, наиболее близким по степени политической и экономической интеграции с Россией государством является Республика Беларусь. Беларусь вовлечена во все интеграционные инициативы РФ политического, экономического и военного свойства, кроме того, Беларусь является участником интеграционного образования «Союзное государство России и Беларуси», которое пока не имеет аналогов  в СНГ относительно уровня глубины развития объединительных  процессов.

20120313173457Подобный статус и внешнеполитическая ориентация белорусского государства перманентно вводят в заблуждение отдельных белорусских и зарубежных экспертов, констатирующих «внешнее управление Беларуси со стороны Кремля», «зависимость Беларуси», сомневающихся «в перспективах белорусского суверенитета» и т.д. Тем не менее, несмотря на кажущуюся беспредельную близость двух государств, эти утверждения представляются ошибочными, а между союзниками систематически возникают различные  конфликты политического и экономического свойства, в которых белорусским властям достаточно успешно удается отстаивать собственную суверенную линию. Природа данных конфликтов заключается в разности экономических и социально-политических укладов Беларуси и России: социально-ориентированная, централизованная и персонифицированная в отношении субъекта принятия управленческих решений государственная модель Беларуси приходит в явное противоречие с российским государством, часто на практике лоббирующим сиюминутные коммерческие интересы и экспансионистские устремления сросшегося с ним агрессивного капитала. Очевидно, что такие разногласия приводят к взаимному блокированию интеграционных процессов между Россией и Республикой Беларусь и вообще порождают сомнения в их возможности. Декларируемое российской  властью стремление создать мощное интеграционное образование на равноправных основаниях видится в Беларуси маловероятным к реализации в условиях сохранения  сегодняшнего влияния олигархических финансово-сырьевых сообществ на процессы государственного управления в России.

Подобные тенденции находят свое отражение и в общественных настроениях: если в начале 90-х годов прошлого века именно Россия рассматривалась гражданами Республики Беларусь в качестве безоговорочного и единственно-возможного интеграционного партнера, то нынешние умонастроения белорусского общества не столь оптимистичны для адептов объединительной идеи. Так, в социологическом исследовании Независимого Института Социально-Экономических и Политических Исследований (НИСЭПИ), проведенном в   июне 2013 года отмечается, что «между геополитическим выбором «белороссов» и «евробелорусов» сложился определенный баланс». На вопрос “Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступление в Евросоюз, что бы Вы выбрали?”,  40,8 % опрошенных выбрали бы объединение с РФ, а 41% -вступление в Европейский Союз. Одновременно, на соответствующем референдуме 46,5% против 31,2% высказались бы отрицательно по вопросу объединения с Россией, 36% опрошенных высказываются против размещения на территории Беларуси российских военных объектов. В тоже время, подобное достаточно негативное отношение к проявлениям российского государства не переносится в целом на россиян: по результатам того же опроса к российским туристам положительно относятся более 60 %, а 31, 2% респондентов считают, что «русские — близкий белорусам народ».

4450b4ce66eaf7004292c0c7960ead24Очевидно, что значительная часть российской элиты видит инициативу евразийской интеграции не только в качестве единого  экономического пространства, но, в первую очередь, в качестве политического проекта. Одновременно маловероятной видится в ближайшее время перестройка политических и экономических оснований существования Российской Федерации в приемлемую для белорусской государственности форму. В этой связи белорусское направление приобретает для России дополнительное значение и определенную важность, а значит однозначно станет объектом применения различных политических и экономических методов воздействия, в том числе технологий «soft power».  Целью данной публикации является анализ инструментов «мягкой силы» России на территории Республики Беларусь, экспертиза специфики их применения и оценка степени воздействия на социальные процессы.

Организации «мягкой силы» России на территории Беларуси: их классификация, сфера деятельности, специфика применения.

«Мягкую силу России» на территории Беларуси можно условно разделить на несколько структурных групп по юридическому статусу:

  1. Представительства российских организаций на территории Республики Беларусь (представительствоФедерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) в Беларуси —  , Представительства Государственного бюджетного учреждения «Дом Москвы» в Республике Беларусь);
  2. Белорусские общественные организации и информационно-просветительские проекты русофильского толка (Белорусское общественное объединение «Русь»; Молодежное общественное объединение « (РУМОЛ), информационно-аналитический , проект  и т.д.);
  3. Российские институции, не имеющие постоянных представительств на территории Республики Беларусь, однако осуществляющие проектную, информационную, аналитическую деятельность на белорусском направлении: ;  ; ; ; (Институт диаспоры и интеграции).

-19_1_~1В приведенном институциональном перечне учтены только основные организации, общее российское присутствие в Беларуси является значительно более обширным, однако иные структуры либо малозначимы, либо являются производными от уже перечисленных. Таким образом, специфика применения «мягкой силы» России на территории Беларуси предполагает использование различного инструментария видов деятельности заинтересованных организаций: образовательные, культурные и научные проекты, проведение исследований ситуации и подготовка аналитических материалов, грантовые программы, работа с молодежью, информационное воздействие, создание и распространение русофильских исторических концепций и пр.

При этом характерной чертой организаций «мягкой силы» России на белорусском направлении является отсутствие единого видения местной проблематики, неоднородность отношения к действующей государственной власти и самому факту белорусской государственности. Подобное положение дел может объясняться как попыткой создания кремлевскими элитами ситуации «управляемого хаоса» с целью дезориентации официального Минска, так и действительным отсутствием общих принципов и установок в деятельности структур российской общественной дипломатии в отношении Беларуси. Второе допущение представляется более вероятным, так как для сегодняшней российской управленческой элиты характерна некоторая идеологическая разобщенность, клановость, разность подходов и позиций, в том числе и по вопросам развития отношений с Республикой Беларусь.

428495Характерным элементом современного применения «мягкой силы» РФ, является тот факт, что официальные должностные лица российских институций осознают новую реальность постсоветского пространства (суверенитет государств, появление нового поколения граждан и элит, частичная ликвидация культурных, образовательных и производственных связей РФ и республик бывшего СССР и т.д.), а потому стремятся действовать в новых условиях на новых началах, однако на практике подобные декларации по неизвестным причинам оборачиваются шагами по поддержке абсолютно бесперспективных проектов русофильского толка в духе «единой и неделимой»,что отнюдь не добавляет популярности российскому государству и идеям евразийской интеграции в регионе.

640x480Например, в Беларуси подобные проекты не столько содействуют развитию позитивного имиджа России, сколько, наоборот, своей деятельностью вызывают обоснованное раздражение как  в государственном аппарате, экспертной среде, так и среди  заинтересованных рядовых граждан. Подобное положение дел «на местах» входит в явное противоречие с риторикой официальных должностных лиц России и приводит к практическому дезавуированию многих направлений применения российской «soft power», а также создает для властей Беларуси объективные основания по административному запрету отдельных российских активностей.

marionetki_3Так, руководитель агентства «Россотрудничества» Константин Косачев в своем выступлении-докладе в Государственной Думе РФ весной 2013 года констатировал, что «российские соотечественники являются активом России за рубежом, но не являются «пятой колонной» внутри своих государств», руководитель программ Фонда поддержки публичной дипломатии им. А. М. Горчакова  Наталья Бурлинова в ходе круглого стола, проходившего в Минске летом 2013 года, также отметила, что «одной из задач русской мягкой силы является развенчание мифа о России, как о государстве, посягающем на независимость постсоветских республик».

В то же время, исходя из анализа публикаций и выступлений, практически все лидеры русофильского сообщества в Беларуси (Юрий Баранчик, Игорь Зеленковский, Сергей Лущ, Александр Гронский) весьма неоднозначно относятся к суверенному белорусскому проекту, часто скатываются на позиции отрицания права белорусской нации на самоопределение, скептически относятся к белорусскому языку, культуре, официальной версии белорусской истории.

inoagent_03Также критично отдельные деятели воспринимают действия белорусской власти по развитию суверенного государственного строительства, а некоторые и находятся в прямой оппозиции к руководству страны. Стремление представить современную Республику Беларусь как «failed state» с неэффективной экономикой и авторитарным управлением, всеми своими достижениями обязанной неким «дотациям» из Российской Федерации, объединяет русофильские инициативы с дискурсом титульной белорусской политической оппозиции прозападной ориентации. Различие между этими двумя направлениями политической мысли проходит в области отношения к белорусскому языку и культуре, идентичности, историческому наследию Беларуси: русофильские структуры объясняют существование самостоятельной белорусской «мовы» следствием польского влияния, соответственно польским или литовским объявляется весь пласт средневековой истории и культуры Беларуси периода ВКЛ и Речи Посполитой.

Необходимо отметить, что подобная позиция характерна не только для белорусских русофильских организаций, но также является практически главенствующей в заключениях отдельных российских экспертно-аналитических институций, о чем говорит экспертиза публикаций как РИСИ, так и Института стран СНГ.

1263Практической иллюстрацией такой ситуации является нашумевший скандал вокруг белорусского чиновника-русофила Андрея Геращенко, закончившийся его увольнением с государственной службы.. Геращенко —   руководитель отдела по делам молодежи Октябрьского района г. Витебска, по совместительству возглавлявший  Витебское общественного объединения “Русский дом”,  и бывший членом Союза писателей Беларуси, в интервью интернет-порталу Института стран СНГ в адрес белорусского языка и перспектив суверенной белорусской государственности и самостоятельности белорусской нации. Впоследствии негативную оценку данным высказываниям дали тогдашний глава Администрации Президента Республики Беларусь Владимир Макей, руководитель Союза Писателей Беларуси Николай Чергинец, непосредственные руководители Геращенко по месту службы в городе Витебске. Высказывания Геращенко были охарактеризованы, как «антигосударственные», «противоречащие логике поведения государственного служащего», что в дальнейшем негативно отразилось на карьере данного чиновника. Симптоматично, что вместо качественного экспертного анализа положения, в том числе попытки посмотреть на ситуацию с позиций суверенного белорусского государства, отдел Беларуси Института стран СНГ в конспиративной логике объяснил произошедшее неким «литвинским заговором»,  в причастности к которому обвинил высших должностных лиц Республики Беларусь.

Подобная тенденциозность оценок и отсутствие объективного подхода оборачивается еще одним негативным для российской «мягкой силы» риском: вместо влияния на социальные процессы и ход принятия управленческих решений, российские структуры «мягкой силы» рискуют скатиться до деятельности по созданию очередной «пророссийской» версии белорусской оппозиции (что уже фактически произошло на территории Украины). Для развития подобного негативного сценария сейчас существуют все предпосылки: наличие некоторых противоречий между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, антигосударственная позиция ряда русофильских организаций в Беларуси, формирующийся миф о ущемлении русского этнического сообщества и «литвинском заговоре» в структурах белорусской власти, русофильских структур и активистов в вопросах распределения финансовой поддержки.

1310397518_russen-kommenВ этой ситуации, в гораздо большей степени качественными и адекватными духу времени видятся образовательные  проекты Федерального агентства «Россотрудничество» по созданию Российских центров науки и образования, программы Фонда им. А.М. Горчакова,  направленные на сотрудничество с со специализированными белорусскими ВУЗами (Факультет международных отношений (ФМО) БГУ) и прочие проекты, ориентированные на укрепление белорусско-российского сотрудничества, но не идущие в разрез с интересами суверенного развития Беларуси.

В отличие от инициатив, исходящих от русофильского сектора антигосударственной ориентации, данные предложения не только не встречают противодействия, но, наоборот, приветствуются и поддерживаются белорусским официозам. Так, в текущем году, с согласия и при поддержке белорусской стороны было открыто Представительство Россотрудничества — Российский центр науки и культуры в г. Брест, при сотрудничестве ФМО БГУ и Фонда Горчакова в Минске прошел международный круглый стол, посвященный позиционированию евразийской интеграции, достаточно интенсивно реализуются программы студенческого и академического обмена и  совместные научные проекты.

Такое положение дел (наличие «вредных» и «полезных» проектов) позволяет оценивать современные последствия применения «мягкой силы» России в Беларуси, как неоднозначные по критериям оценки с точки зрения общественной пользы и целей суверенного развития Беларуси и недостаточно эффективные с точки зрения задач улучшения внешнего имиджа российского государства.

Заключение

Очевидно, что с разворачиванием евразийской интеграционной инициативы, необходимость и активность использования российским государством практик «мягкой силы» на сопредельных территориях будет лишь усиливаться и нарастать. Подтверждением для подобного вывода являются последние управленческие решения российских властей по увеличению финансирования профильных организаций. Так, в соответствии с Указом Президента РФ «Вопросы Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству», бюджет Россотрудничества увеличивается в 4,5 раза — до 9,5 миллиарда рублей, что превращает Агентство в основного проводника «мягкой силы России» за рубежом. ( по аналогии с Агентством США по международному развитию (USAID)).

Подобное значительное увеличение объемов финансирования требует формирования новых программ и подходов, расширения уже существующих проектов организации. 25 августа 2013 года руководитель Россотрудничества Константин Косачев заявил, что «Россотрудничество находится на пороге нового этапа в развитии»а также сообщил о том, что .

imageНесомненно, что усиление российского влияния в ряду иных государств постсоветского пространства ощутит на себе в полной мере и Республика Беларусь. Насколько успешной и соответствующей заявленным программам белорусско-российского сближения  будет «русская мягкая сила», напрямую зависит от возможностей руководства Российской Федерации отделить  «овен от козлищ» и определиться с собственными внешнеполитическими приоритетами, подходами и креатурами.

Подобное решение в краткосрочной перспективе представляется маловероятным: российская государственная власть фрагментирована, интересы различных группировок часто являются взаимоисключающими и требуют наличия обширного спектра идейно-политических смыслов. Подобная ситуация полностью неприемлема для политической культуры Беларуси и напрямую отразится на эффективности применения российской «soft power» и целесообразности расходования денежных средств. Прогноз развития белорусско-российского сближения в его гуманитарной составляющей при сохранении нынешней ситуации скорее негативный, а качественная деятельность конструктивных российских организаций рискует просто потеряться на фоне различных экономико-политических конфликтов и информационной шелухи, их сопровождающей.

1364885690_den-edinenijaМатериал подготовлен для аналитического проекта “BELL”, реализуемого Центром Восточноевропейских Исследований (Литовская Республика) в сотрудничестве с белорусскими авторами. .

Апублікавана ў Артыкулы, Грамадазнаўства, Навіны, Палітыка, Рознае з тэгамі , , , , , , , , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.
Консервативный центр NOMOS поучаствовал в исследованиях прозападных организаций, работающих в Беларуси. | Кансэрватыўны цэнтар NOMOS
2015-09-25 14:26:07
[…] на территории Израиля. Первым в Беларуси подобное исследование проводил Александр Шпаковский по проблеме […]

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу