Александр Синкевич. Аксиократия. Опыт церкви.

19442_20111023_160250Уход на покой митрополита Филарета и назначение на минскую кафедру митрополита Павла спровоцировали в байнете нешуточные дискуссии за гранью фола. Главный тренд сезона — неисчислимое множество нахальных поучений в адрес православной церкви, как ей жить, как выбирать иерархов и т.д. На конвейер поставлены статьи, комментарии, “опросы общественности” — и весь этот поток сознания генерируется какими-то демократическими неофитами, бесконечно далекими и от православия, и от традиции вообще.

Поэтому стоит начать с истории. У христианства имеется богатый опыт практической демократии: в первые века народом избирались и епископы, и священники для их рукоположения. Прямая демократия была важным инструментом выживания тогдашней полуподпольной сетевой структуры. Но с завоеванием статуса государственной религии ребром встал вопрос о долгосрочном сохранении стратегических целей церкви в новых условиях, иных масштабах и динамике. И этот вопрос был решен эффективно, — раз церковь дожила до наших дней.

69782_900Само решение было вынесено на  в середине IV века: “Да не будет позволяемо сборищу народа, избирати имеющих произвестися во священство”. Иоанн Зонара конкретизирует: “Не только избрание епископов производить запрещено сборищу черни, но не дозволено избирать и священников”. Тем более мнение сборищ гиперактивных граждан не влияет на перемещения епископов по кафедрам — см. 14-е . Епископов поставляют и перемещают коллегиально сами архиереи, которые определяют для этого достойных и способных приумножить благо церкви на новой должности.

Собственно, на этих основаниях и была заложена церковь Христом, лично выбравшим учеников, достойных стать апостолами. А демократическая чернь тогда же проявила себя во всей красе, помиловав популярного бунтовщика и убийцу Варавву, и с удовольствием распяв Христа.

22_fullИными словами, в основе построения церковной иерархии лежит принцип не демократии, а меритократии — власти достойных. Слово меритократия — слегка корявое, оно слеплено, как кентавр, из латинского meritus и греческого κράτος, и родилось изначально с негативным оттенком. Благозвучнее, на мой вкус, - аксиократия, где ἄξιος — “достоин” по-гречески. Именно “Аксиос!” возглашается во время чина хиротонии во диакона, священника и епископа.

Интересно, что в белорусском языке “достоин” переводится прозрачным по смыслу словом - “годны”. Годен или не годен человек для будущего высокого служения — это может знать лишь тот, кто:

1) сам в этой должности уже работал;
2) достаточное время общался с кандидатом;
3) советовался с такими же компетентными коллегами.

144287_mainМнение широких низовых слоев никак не отвечает данным критериям, что и подтвердили отцы церкви, заложив принцип аксиократии в систему формирования церковной иерархии.

Вернемся, однако, к Беларуси. Наш случай с выбором экзарха, помимо сказанного, прописан в : предстоятель экзархата избирается Священным Синодом РПЦ и назначается Патриаршим Указом. В самоуправляемых церквях, вроде Украинской или Латвийской, технология немного другая: предстоятель избирается на местном Соборе из числа кандидатов, заранее утвержденных Священным Синодом РПЦ и Патриархом. Некоторая процедурная разница имеется, но мнение демократической общественности во всех случаях учитывается абсолютно одинаково — никак.

Точно также — никак — не учитывается национальность кандидата на ту или иную кафедру. Вообще, любая попытка привнести племенные деления и распри в церковь была строжайше осуждена на Константинопольском соборе в 1872 г., как ересь филетизма. Этот подход является общим местом для православия и католицизма: например, уже 35 лет римскую кафедру занимают папы не итальянского происхождения, и никто в Италии не ноет по этому поводу.

church_blagov1477_d272Насчет гражданства экзарха. Все вопросы легализации епископов сотни лет решаются на наших землях в рабочем порядке местными властями совместно с патриархией, сначала с Константинопольской, а с 1685 г. — с Московской. Власть рассматривает и утверждает представленную кандидатуру, а креативные мнения отдельных озабоченных граждан, выражаясь юридическим языком, — ничтожны. Такова уж наша старая добрая традиция: демократическая общественность может быть свободна.

P.S. Ну и чтобы два раза не вставать, — несколько мыслей еще и о КПСС, про которую говорят, что она многое спародировала у церкви. Затронем лишь принцип формирования иерархии — в чем же отличия?

Вид_на_Воскресенскую_церковь,_ВитебскВ КПСС меритократия/аксиократия действовала лишь на стыке кандидат-коммунист: первичка оценивала кандидатов и выбирала лучших и достойных. Именно поэтому среди низовых коммунистов до самого развала СССР было очень много действительно приличных и честных людей, искренне преданных стране и идеям партии. А вот вся партийная иерархия снизу доверху формировалась на принципах демократического централизма. Это должно было увеличить гибкость структуры и скорость ее адаптации к меняющимся условиям. Однако старика Платона не перехитришь: демократия вновь выродилась в декорацию для узурпации власти настырными говорливыми ренегатами, которые в итоге уничтожили всю систему изнутри. Таково извечное проклятие демократической формы правления в больших масштабах. Западную “демократию” даже и вспоминать не стоит — в приличном обществе это дурной тон, а у верующих во “святый Запад” рацио отключено, посему бессмысленно.

IMG_4572Лучше взглянем еще раз на церковь. Архипастырей здесь выбирают не снизу, как в КПСС, а сверху, небольшим числом сверхкомпетентных акторов, причем круг кандидатов также весьма ограничен — попасть в их число можно лишь через тесные врата черного духовенства. И если в католицизме еще можно заметить элементы демократии при выборах папы на конклавах, то в православии все епископы равны друг другу по чести, а званиями отмечаются лишь наиболее заслуженные из них, а также столичные иерархи. И вот эту “недемократичную косную систему” советская прогрессивная компартия так и не сумела одолеть.

Отсюда можно сделать теоретический вывод, подкрепленный церковной эмпирикой: для реализации долгосрочных стратегий наилучшим образом подходит не ветренная демократия, а консервативная аксиократическая система. Церковь по этой системе уже прожила две тысячи лет, и не зря сказано, что и врата ада не одолеют ее.

Апублікавана ў Артыкулы, Навіны, Рознае з тэгамі , , , , , , , . Спасылка на гэты запіс. Падпісацца на RSS-стужку, каб сачыць за камэнтарамі.

Дадаць каментар

(C) 2012-2013 Кансэрватыўны цэнтар NOMOS.

Рекомендуем заказать магистерскую работу